Femida96.ru

Юридическая помощь для всех
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Был ли в ссср налог на тунеядство

Жизнь в СССР. Тунеядство: кто не работает, тот не ест!

1336100899_88cd13cfb2e2ace7-large

В мае 1961 года в СССР был принят указ об усилении борьбы с тунеядством. Его ратифицировал Верховный Совет СССР, разработав меры по борьбе с явлением трудовой незанятости граждан и антиобщественным образом жизни. Главным бичом общества стали называть «паразитирующий» образ жизни, то есть тунеядство. Тунеядцами автоматически становились все, кто не работал четыре месяца в году. И за это была предусмотрена уголовная ответственность…

289

В связи с этим, каждый член общества обязывался заниматься полезным для всего общества трудом, который способствует строительству коммунизма. Не работать имели законное право только женщины, которые занимались воспитанием детей.

Скоро в обиход вошло новое значение слова “борзой” — от аббревиатуры БОРЗ — без определённого рода занятий. Власть начала бороться не только с бездельниками, но и с теми, чей труд не хотела принимать.

1304690409

Под указ о тунеядстве попадали граждане не работающие больше 4 месяцев подряд. Или в течение года. Бродяги, попрошайки, лица, живущие на нетрудовые доходы. Например, фарцовщики — спекулянты. И даже незамужние, бездетные дамы. Все они, по мнению государства, вели паразитический образ жизни. И должны были исправиться по принципу — не можешь, научим, не хочешь, заставим.

Вряд ли режиссер Леонид Гайдай выполнял госзаказ по борьбе с тунеядством в фильме “Операция Ы и другие приключения Шурика”. Просто тогда в середине 60-х от борьбы этой было не спрятаться — не скрыться.

Лодырей и бездельников высмеивали и песочили. Попрекали даже в мультфильмах. Советская пропаганда еще долго дергала за эти струны в разной тональности. Пока не превратила образ тунеядца в анекдотический. Но начиналось все в 1961 году очень серьезно.

После того, как был принят соответствующий указ, многие представители творческой интеллигенции оказались в ссылке, поскольку их обвинили в паразитирующем образе жизни. В частности, в числе жертв системы оказался поэт Иосиф Бродский — его сослали в Сибирь.

Приговоры были реальные, суды скорыми. Тунеядец — враг и преступник, потому что живет за счет общества. Их выслеживали дружинники и милиция.

KMO_111307_02473_1_t210

В нашем доме жила классическая тунеядка по имени Лёля. Была она молодая, борзая и сильно в теле. Сочная брюнетка с могучими боками, она была упакована в дефицитное шмотьё с ног до головы — кожаное пальто, тонкая дублёнка, инопланетной серебристости сапожки, сумочки, как из каталога.

Причём, их было много, этих сумочек. Я уж не говорю о тонких дамских сигаретках, которые она шикарно отбрасывала, недокуренными. Как выстреливала. А какой у неё был лак для ногтей! Помню, как наше детсткое воображение поразила эмаль с темно-синими блёстками.

А шёл 1982 год и эпоха диско катилась к своему закату. Но кого это тогда волновало? Блёстки — это было наше всё. А ещё она вся была увешана золотом — тогда это считалось признаком богатства и несомненной роскоши. Она была некрасива с общедетской точки зрения, признающей лишь хрупкие формы книжных Золушек, но жирная Лёля была вне конкуренции — она после себя оставляла шлейф, состоящий из импортного дыма и ‘Magie Noire’. А мы — материальные девочки — любили всю эту “фантичность” бытия.

416297_600

Да, ещё Лёля очень любила на полную громкость заводить песню Пугачёвой «Знаю, милый, знаю, что с тобой. » С тех пор эта песня стала для меня звуковым символом классического тунеядства. Почему я называю Лёлю «классической тунеядкой»? Для этого следует вспомнить винтажные юридические нормы.

По советскому уголовному законодательству было наказуемо тунеядство, заключавшееся в длительном, более четырёх месяцев подряд (или в течение года в общей сложности), проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда (ст. 209 УК РСФСР). Вообще, для того, чтобы оказаться осуждённым по 209-й надо было очень сильно “борзеть”, очень сильно досаждать Советской Власти своим антиобщественным образом жизни и таким же антиобщественным видом.

А Лёля не была ни супругой известного архитектора или, там, Главного Товароведа города Москвы. Была бы супругой — имела бы право. Но об этом мы поговорим позже. А Лёля была классикой жанра — она фарцевала шмотьём и водила дружбу с такими же «крокодильскими» персонажами.

417054_600

Мы часто “тусили” у подъездов и быстро научились отличать Лёлиных гостей — мужчин в замшевых пиджаках; молодых людей криминально-модного вида в джинсах и очках от солнца; тонконогих, чуть пожухлых красавиц с длинными волосами и ярко крашеными лицами. Взрослые её с удовольствием обсуждали, грозились написать-куда-следует.

Потому что для привлечения к ответственности “органы правопрядка” должны были получить сигнал и долго по нему проверять реалии. Люди возмущались, но не писали. Ибо нафиг. В «андроповский год», когда на тунеядцев и прочих пролетариев свободного труда, накатила безжалостная машина законодательства, Лёля тут же устроилась кассиршей в универмаг и даже проработала там несколько месяцев.

Потом Юрий Владимирович почил в бозе, а его начинания канули в Лету. И Лёля, уволившись, тут же укатила на курорт.

Читайте так же:
Налоги в турции для физических лиц

12b9b34e9db7

Моя мать иронично заметила: «Ну а что? Человек уработался!» Один раз Лёлю отдубасили товарищи по бизнесу. На лестничной площадке. Люди притихли в своих квартирах и сладострастно внимали воплям. Из краткого, но динамичного диалога было ясно — Лёля что-то напортачила с какими-то колготками. (В 1984 году в моду вошли цветные плотные колготы, которые пробыли на пике славы до конца десятилетия, а потом плавно перетекли в нежно любимые всеми леггинсы).

Самое смешное, что Лёлю замели на волне горбачёвской Перестройки, когда обострилась борьба с антиобщественными явлениями. Сидела ли она или нет — мне это неизвестно, но из нашего дома она пропала и только в конце 1990-х вновь всплыла, приехав в гости к своей подруге. Надо отдать ей должное — выглядела она по-прежнему сыто и мощно. Разве что, не так модно. Впрочем, и время уже было другое, и Лёля состарилась.

Если же вдуматься, то по факту она не была тунеядкой, ибо пахала, не чета иным НИИшным страдалицам и прочим любительницам рабочих перекуров. Она что-то такое доставала, перекупала, договаривалась. Она именно работала! Но закон есть закон — раз ты не работаешь непосредственно на государство, значит, ты — тунеядец.

140293642

. Вообще же, в народе термин «тунеядство» трактовался тогда расширительно, то есть без учёта правовых норм. Так, тунеядками именовали женщин, которые жили за счёт мужей. С точки зрения права, они таковыми не являлись, ибо официально значились домохозяйками. Тот факт, что некоторые из них вставали к часу дня и бежали по маникюрным салонам, милицию не волновало. Имеет право.

Но общественность всё равно булькала. Потому что эталоном считалась честная труженица, которая после тяжёлого рабочего дня начинает свою вторую смену — у плиты и вообще — по дому. (Я никогда этого не понимала, но это является моим личным мнением, и я предпочитаю его никому не навязывать. Хозяин — барин).

Так вот эти ухоженные, лениво-вальяжные дамы были на особом счету у карикатуристов и авторов статей. Журналисты предпочитали два вида этих псевдо-тунеядок — «полная дура без диплома» и «приспособленка с дипломом». Первый вид был чистым и незамутнённым, как нынешние гламур-гёрлз — мода, тусовки, дорогие вина, слежение за точёным тёльцем, теннисная ракеточка и гетры для аэробики.

045a7e5802c1

Второй тип представлял собой какую-нибудь филологиню, которая, вместо того, чтобы читать лекции на тему «Образ пол-литры в русской литературе первой половины XIX века», спокойно возлежит с Сартром в пенной ванне, ибо сумела захомутать старичка-профессора.

Другой любимый подвид тунеядцев представлял собой молодых людей, живущих за счёт родителей или дедов. Что меня больше всего поражало, так то, что эти карикатурно-фельетонные юноши и девушки умудрялись модно и богато одеваться за счёт. бабкиных пенсий. Да-да. Большое число карикатур обыгрывало ситуацию, когда внучок требует от бабки пенсию на удовлетворение своей базовой потребности, например, на покупку джинсов.

153a6990b860

Тут дело в не моральной стороне вопроса, а в материальной. Ведь тогда действительно пенсионеры получали достаточную трудовую пенсию, а многие из них продолжали работать, как например, мой дед, который в совокупности имел очень неплохой доход. Многие престарелые граждане тогда имели колоссальный трудовой стаж (с 14 лет), плюс всякие надбавки. А вообще, ситуация с неработающими взрослыми детьми была спровоцирована самими родителями.

Любимый лозунг эпохи: «Мы жили плохо и бедно — пусть хоть наши дети живут хорошо!» А ведь старшее поколение таким образом реализовывало свою личную потребность в сытости и довольстве – “дать сыну то, что не было доступно мне”. Очень часто родителями такого тунеядца оказывались вовсе не торгаши и адвокаты (последних не любили за свободный график), а конкретно заслуженные рабочие, орденоносцы, неутомимые труженики. Просто они считали, что именно так и можно сделать своё чадо счастливее.

a404bb02b06c

Очень часто обыгрывалась и такая ситуация — уныло-усталая и старая на вид маман убивается по хозяйству, а её упакованная в «фирму» дочка философствует на диване. А может дочка — отличница Бауманки или филфака?! Но и такое бытовое тунеядство тоже крепко осуждалось, ибо, как уже было сказано, идеалом служила круглосуточно трудящаяся фемина (конь-на-скаку приветствовался).

В 1970-1980-е годы было очень популярно пристраивать своих детей в институты. Высшее образование весьма котировалось, и каждый дебил чётко помнил — диплом надо заиметь. Тема пристраивания с последующим пестованием оказалась неплохой кормушкой для сатириков и юмористов. И эта форма «учёбы» также считалась одной из форм тунеядства.

7446995

Отдельно стояли так называемые “свободные художники”, которым было не по пути с соцреализмом. Я не могу сказать, что на них целенаправленно охотилась милиция или ещё какие органы посерьёзней. Но ровно до того момента, пока эти самые носители свободно духа не становились отъявленными диссидентами. Ибо нежелание рисовать «как надо» уживалась в них со стремлением к антисоветским вылазкам.
И тогда, увы. Привлечь их за тунеядство было милым делом, не касаясь тонкостей самиздата и прочих бульдозерных выставок.

Те из них, что были поумнее, не связывались с 209-й статьёй и пристраивались в котельные или в охрану. Помню, как уже в начале 1990-х какие-то бородатые умники на ТВ ржали, что в эпоху Застоя был такой высокий уровень образования, что все дворники и кочегары имели дипломы ведущих гуманитарных ВУЗов страны.

Читайте так же:
Страны в которых есть пенсия

34203--15359134-m750x740

В общем-то, сидели по 209-й только самые наглые и самые зарвавшиеся. Как вариант — самые глупые. Борьба с тунеядством закономерно прекратилась в 1991 году, когда вышел новый закон «О занятости населения». Наступали иные времена, ибо тунеядство, как явление, возможно только в обществе, где право на труд является также и обязанностью. А в капиталистическом мире с его конкуренцией и безработицей, есть только право на реализацию (или на нереализацию) своих возможностей и способностей…

2013-10-23_163607

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

«БОРЗые»: как в СССР наказывали за тунеядство

В советском обществе гражданин был обязан работать, причем источником «законных» доходов могла быть лишь одобряемая партией деятельность. Все остальное подпадало под категорию «нетрудовых» заработков. С теми, кто по разным причинам не вписывался в социалистическую систему труда, государство поступало как с преступниками и моральными отщепенцами.

После 1917 года большевики начали проводить социально-экономические преобразования, которые должны были поспособствовать скорейшей победе в Гражданской войне и построению социалистического общества. Конституция РСФСР 1918 года лишала живших на нетрудовые доходы граждан избирательных прав.

Обязанность трудиться закрепили и в сталинской Конституции 1936 года. В главном законе страны Советов был провозглашен принцип «кто не работает, тот не ест».

В 1951 году антиобщественными элементами признаются бродяги и попрошайки, а также официально безработные. К ним применяли меры воздействия в виде высылки из городов и небольших сроков тюремного заключения.

В следующие несколько лет правоохранительные органы задержали около 450 тысяч человек. Среди них было много инвалидов войны, которые не могли работать по объективным причинам.

После смерти Иосифа Сталина наступает эпоха ограниченной либерализации общественно-политической жизни – «оттепель». Несколько ослабевает и государственный контроль над «паразитизмом».

Но уже в 1961 году указом «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда» Коммунистическая партия начала активное наступление на «нежелающих трудиться» граждан, а также тех, кто имел доход от эксплуатации жилой площади, земельных участков или транспортных средств. «Колхоз пашет, а он руками машет», говорили о таких.

Компетентные органы могли привлечь гражданина к ответственности по статье 209 Уголовного кодекса «Тунеядство», если тот не трудился «во благо социалистической Родины» в течение четырех месяцев. Исключение составляли женщины, на воспитании которых находились маленькие дети.

В случае признания вины гражданина судом ему грозила ссылка. Срок – от двух до пяти лет. Имущество осужденного при этом могли конфисковать как нажитое «нечестным путем».

Обвиненных в тунеядстве в СССР называли людьми без определенного рода занятий — сокращенно БОРЗ. От этой аббревиатуры в криминальном жаргоне и появилось слово «борзый», которое приобрело значение наглого и самоуверенного типа, не подчиняющегося установленным обществом нормам, отказывающегося жить по правилам социума.

Выявлением и отловом «паразитирующих бунтарей» занималась милиция. В случае если у правоохранительных органов не хватало сил, за дело брались активисты-дружинники.

К сожалению, под каток статьи 209 зачастую попадали творческие люди, которые не вписывались в рамки, определенные Коммунистической партией. Самым известным «тунеядцем» советской эпохи был Иосиф Бродский.

В 1964 году была организована масштабная травля поэта. Весной того же года состоялся суд. Бродский получил по максимуму – пять лет принудительных работ. «Перевоспитываться» его отправили в отдаленный совхоз «Норинское» Архангельской области. Друг Бродского Евгений Рейн вспоминал, что в ссылке «тунеядцу №1» отвели половину избы. В совхозе опальный поэт занимался уборкой урожая. В свободное от работы в полях время он продолжал писать стихи.

Как-то Бродский признался, что пребывание в «Норинском» было самым счастливым периодом в его жизни. Впрочем, был он там недолго: через полтора года под давлением зарубежной общественности срок Бродскому сократили.

Всего с 1961 по 1965 год по статье 209 осудили 37 тысяч человек. Но далеко не всех из них постигла та же участь, что и гениального поэта. Дело в том, что партийные руководители в северных областях забросали Москву просьбами не присылать к ним осужденных за тунеядство. Мол, и работы для них недостаточно, и крышей над головой их обеспечить нет возможности.

Другим известным «паразитом» советской эпохи был писатель Владимир Войнович. В 1980 году его выслали из СССР и лишили гражданства, однако через 10 лет он все же сумел вернуться на родину.

Под статьей в свое время мог оказаться и Виктор Цой. Чтобы не попасть под раздачу музыкант в 1986 году устроился на работу в котельную – известную в определенных кругах «Камчатку», позднее ставшую культовым местом для поклонников таланта певца. За нелегкий труд он получал небольшие по тогдашним расценкам деньги – 95 рублей (для сравнения: средняя зарплата рабочего составляла 120 руб.). Но деньги для Цоя были не главными: работа сутки через трое оставляла время для творчества.

Читайте так же:
Размер пенсии по смешанному стажу

Впрочем, в тот период пик борьбы с тунеядством уже миновал. Апогея кампания против «паразитов» достигла при Юрии Андропове в 1983-1984 годах. Затем на смену дряхлым и косным вождям пришел сравнительно молодой Михаил Горбачев, начавший либерализацию в общественно-политической и экономической сферах.

Статья 209 потеряла свою актуальность к концу 1980-х. А в последний год существования СССР приняли закон "О занятости населения в РФ", в соответствии с которым официально неработающих перестали преследовать, а тем, кто потерял работу, стали выплачивать социальные пособия.

Тем не менее слово «борзый» попало в современный список самых употребляемых жаргонизмов. Хотя сегодня уже мало кто знает, каким образом оно появилось в нашей лексике.

60 лет назад в СССР приняли указ об усилении борьбы с тунеядцами

4 мая 1961 года президиум Верховного совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Указ ужесточал правовые документы сталинского периода: статью 12 Конституции СССР 1936 года «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: кто не работает, тот не ест», а также постановление Совнаркома СССР, ЦК ВКП(б) и ВЦСПС «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины» от 28 декабря 1938 года.

Отныне гражданин привлекался к ответственности по статье 209 Уголовного кодекса РСФСР «Тунеядство», если не трудился «во благо Родины» в течение четырех месяцев.

Исключение составляли женщины, на воспитании которых находились маленькие дети.

«Совершеннолетние трудоспособные граждане, не желающие выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно трудиться по своим способностям, уклоняющиеся от общественно полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни, привлекаются по решению исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся к общественно полезному труду на предприятиях (стройках), расположенных в районе их постоянного места жительства или других местностях в пределах данной области, края, автономной республики», — следовало из текста указа.

Москвичи, жители Московской области и ленинградцы, «уклоняющиеся от общественно полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни», подлежали выселению на срок от двух до пяти лет. Имущество осужденного при этом могли конфисковать как нажитое «нечестным путем».

Высокую популярность в Советском Союзе приобрел лозунг: «Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги!»

Руководители разных уровней начали критиковать трудоспособных граждан, не желавших «честно трудиться» и получавших нетрудовые доходы от движимого и недвижимого имущества (эксплуатации жилой площади, автомобилей, земельных участков).

Обвиненных в тунеядстве граждан называли БОРЗ — «без определенного рода занятий». Отсюда в уголовном жаргоне появилось слово «борзой», то есть, человек, не желающий работать. Обязанности по выявлению и отлову тунеядцев возложили на МВД. Но сотрудников не хватало, поэтому на помощь милиции пришли так называемые «общественные суды» — группы активистов, состоявшие из дружинников, комсомольцев, партийных и хозяйственных деятелей.

Указ от 4 мая 1961-го уравнивал «отъявленных бездельников» и всех граждан, работавших, но получавших нетрудовые доходы, в том числе представителей творческих профессий.

«В ретроспективе советской истории борьба с тунеядством стала инструментом для решения самых различных социальных, экономических и политических проблем, само обсуждение которых требовало специфических оговорок и эзопова языка. Симптоматично уже то, что в роли обвиняемых по статье 209 проходили лица, которым приписывались правонарушения, объединявшие алкоголизм, проституцию, нетрудовые доходы, скрытую безработицу, частное предпринимательство, политическое инакомыслие и т.д.», — отмечается в статье Татьяны Ластовки «Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика».

Самым известным из тех, кто не вписался в определенные КПСС рамки, стал Иосиф Бродский. В 1964 году была организована масштабная травля поэта. Весной того же года состоялся суд. Бродский получил по максимуму — пять лет принудительных работ. «Перевоспитываться» его отправили в отдаленный совхоз «Даниловский» Архангельской области. Друг Бродского Евгений Рейн вспоминал, что в ссылке «тунеядцу №1» отвели половину избы. В совхозе опальный поэт занимался уборкой урожая. В свободное от работы в полях время он продолжал писать стихи.

Через полтора года под давлением зарубежной общественности срок Бродскому сократили. Впоследствии он признавался, что проведенное в «Даниловском» время было самым счастливым в его жизни.

«Мне повезло во всех отношениях. Другим людям доставалось гораздо больше, приходилось гораздо тяжелее, чем мне», — говорил Бродский.

Актер Николай Годовиков, известный по роли красноармейца Петрухи в «Белом солнце пустыни», был осужден за тунеядство на один год.

В том же самом пытались обвинить историка-публициста Роя Медведева, существовавшего на средства от публикации своих книг за границей, философа Александра Зиновьева, исключенного из Союза писателей Владимира Войновича.

«Вам не стыдно обвинять в паразитизме писателя, книги которого изданы тиражом в сотни тысяч экземпляров и переведены на три десятка с лишним языков? Если эти книги для вас ничего не значат, так, может быть, вы примете во внимание, что я написал песни, которые пели вы, ваши дети и почти все поголовно население Советского Союза!», — такой тирадой он разразился в ответ на вопрос участкового о месте работы.

Читайте так же:
Повышение пенсионного возраста в россии протесты

В декабре 1980 года Войнович был выслан из СССР и позже лишен советского гражданства, которое ему вернули только в 1990-м.

Впрочем, статья 209 УК РСФСР достаточно быстро перестала работать против творческих людей, диссидентов и прочих любителей «нетрудовых доходов». Богема научилась избегать привлечения к ответственности путем трудоустройства на чисто рабочих, часто фиктивных должностях.

Так, эмигрировавший в США физик Юрий Мнюх в течение продолжительного времени работал лифтером, а лингвист и правозащитник Константин Бабицкий после освобождения из тюрьмы (куда он попал за протест против ввода войск в Чехословакию) — плотником в Костромской области. Культовый рок-музыкант Виктор Цой, чтобы не прослыть тунеядцем со всеми вытекающими последствиями, уже в позднем СССР трудился кочегаром в котельной. Другая икона жанра Юрий Шевчук был и кочегаром, и дворником, и ночным сторожем.

А Константин Кинчев в целях уйти от статьи за тунеядство снялся в фильме «Взломщик» и даже получил награду Международного кинофестиваля в Софии как «Лучший актер года».

Формулировка 209-й статьи менялась четыре раза (в 1975, 1979, 1982, 1984 годах). Власти то ужесточали ее, то смягчали. Всего с 1961 по 1965 год по этой статье осудили 37 тыс. человек. Любопытно, что партийные руководители в северных регионах просили Москву не присылать к ним осужденных за тунеядство: их попросту не могли обеспечить работой и условиями для проживания.

Выдворять тунеядцев перестали в 1965-м, однако при Юрии Андропове в начале 1980-х гонения возобновились с новой силой. Люди старшего поколения хорошо помнят так называемые «андроповские облавы», когда милиционеры посреди дня могли неожиданно нагрянуть в кинотеатр, магазин или парикмахерскую с единственным вопросом: «Почему вы не на рабочем месте?»

Имена нарушителей заносились в специальные списки прогульщиков, которые затем передавались руководству предприятий.

Уголовная статья за тунеядство просуществовала ровно 30 лет — до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения». Он отменял уголовную ответственность за тунеядство и легализовал безработицу — тем, кто потерял работу, стали выплачивать социальные пособия.
В память об эпохе преследования тунеядцев сохранились агитационные плакаты наподобие таких: «Пусть горит земля под ногами тунеядцев!», «Паразиты и лодыри, не работая, сами мешают работе других».

Тунеядцы в СССР: Кого считали дармоедами, и как даже известные люди попадали под уголовную статью

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Кого считали дармоедами, и как даже известные люди попадали под уголовную статью.

«Граждане дебоширы, алкоголики, тунеядцы…»

Тунеядство в СССР стояло в одном ряду с более серьезными проступками, такими как нарушение общественного порядка, злоупотребление алкоголем, нанесение легких физических травм. Этот термин появился в обиходе из церковнославянского языка, дословно он означает даром (без оплаты) есть, кушать. Жить за счет другого человека, использовать чужой труд, бездельничать, не приносить пользу обществу — тунеядство считалось самой популярной разновидностью социального паразитизма.

Плакат, призывающий трудиться./Фото: images.vfl.ru

В 1961-1991 годах в законодательстве Советского Союза существовала четкая формулировка такого правонарушения, состав преступления находили в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда».

Само по себе слово «тунеядство» и его производные упоминались еще в официальных документах Российской империи, но тогда оно не имело столь негативной окраски и не воспринималось как правонарушение.

Как становились тунеядцами?

Причины тунеядства были весьма разнообразны. Обтекаемость самой статьи закона, содержание которой постоянно редактировалось, позволяло подводить под это понятие совершенно разных людей. Изначально за бродяжничество судились цыгане, бродяги и профессиональные попрошайки, потом к списку тунеядцев добавились люди, ведущие асоциальный образ жизни. Попадали и те, кто не успел за определенное время поступить в училище или устроиться на работу. По статье за тунеядство часто судили верующих и диссидентов.

Тунеядец - обуза коллектива./Фото: artchive.ru

В конце 50-х годов список пополнился лицами, преднамеренно уклонявшимися от физического труда, и теми, кто получал доход с приусадебных участков. Еще одной категорией потенциальных преступников стали представители сект, которые отказывались работать по определенным убеждениям.

После редакции закона о тунеядстве в 1961 году, наказание по статье ожидало тех, кто по каким либо причинам не имел определенного места работы в течение 4 месяцев в году.

Во времена сталинского режима борьба с тунеядством была вынужденной мерой — пережившая военную разруху страна нуждалась в большом количестве рабочих рук. А вот когда у руля встал Хрущев, все эти действия получили уже идеологическую окраску.

Кто не работает — тот не ест! Или как вычисляли тунеядцев

Совсем неудивительно, что все законы, направленные на борьбу с социальным паразитизмом, которые то ужесточались, то смягчались, встречались с восторгом добропорядочными гражданами СССР. Воспитанные на идеологии светлого коммунистического государства, с утра до вечера честно строящие свою великую страну у станков заводов и фабрик — они считали справедливым требование властей и принуждение к труду, а вследствие нарушений — строгое наказание.

Читайте так же:
Счет 03 налог на имущество

Плакат «Кто не работает, то не ест»./Фото: img.gazeta.ru

Изначально поиск и выведение на чистую воду тунеядцев были возложены исключительно на органы МВД. Но слуги народа часто не справлялись с нагрузкой, и тогда им на помощь приходили бдительные граждане СССР. Создавались так называемые суды общественности — группы добросовестных активистов, в число которых входили комсомольцы, дружинники, партийцы, примерные хозяйственники.

В коллективах с тунеядцами проводили беседы, брали их на перевоспитание, а в случае если ничего не помогало — отдавали милиции, где наказания становились гораздо строже. Бдительные соседи и родственники тоже прилагали усилия к вычислению лентяев — часто причиной преследования становились доносы соседей и друзей семьи.

Тунеядству — бой!

Большинство источников утверждают, что статья 209, регламентирующая наказание для тунеядцев, появилась в 1961 году. Но правильнее будет считать, что она стала лишь удачной редакцией существовавших ранее подобных формулировок. Меры наказаний для тунеядцев постоянно менялись.

Например, в 1951 году за «злостное паразитирование» (если неработающий попадался второй раз) отправляли в колонию на 1 год, а если арестован впервые — ссылали за 101-й километр.

Во второй половине 50-х наказанием стала ссылка в отдаленные северные районы страны. В 1961 году ужесточились параметры, по которым можно было получить клеймо тунеядца, а наказанием стали принудительные физические работы в местах поселения сроком от 2 до 5 лет.

Не работать стыдно!./Фото: itd1.mycdn.me

Во времена правления Леонида Брежнева к тунеядцам относили алкоголиков, бродяг, наркоманов, криминальных элементов. С ними проводили профилактические беседы, порой помогали устроиться на работу. Именно тогда пошли массовые трудоустройства дворниками, сторожами и появились первые липовые записи в трудовых книжках.

Интересно, что в Советском Союзе всем лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивали аббревиатуру «БОРЗ», которая расшифровывалась как «без определенного рода занятий». Впоследствии в обиходе появился жаргонизм «борзой», характеризующий человека, стойко не желающего работать на благо общества.

Против тунеядства была развернута агитационная деятельность, об этом свидетельствует огромное количество плакатов и листовок, посвященных обличению этого явления.

Самые известные советские тунеядцы

Парадокс существования закона о тунеядцах заключался еще и в том, что среди тех, кто был в соответствии с ним осужден, можно найти немало людей, известных на всю страну — это писатели, публицисты, актеры, поэты. А все потому, что их труд система не признавала общественно полезным и значимым.

Среди тех, кто получил срок с формулировкой «за тунеядство», оказался нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский. Он был арестован и отправлен в ссылку на принудительные работы сроком на 5 лет в Архангельскую область. Причем в его обвинении участвовали не только представители власти, но и коллеги, читатели. На суде Бродский пытался оправдаться, но все было бесполезно, судья решил, что поэтом подсудимого никто официально не признавал, а значит, и профессии, и работы у него нет. Правда, срок наказания в итоге был сокращен благодаря мощной поддержке писателей и поэтов со всего мира.

Публицист Андрей Амальрик в 1965 году получил 2,5 года исправительных работ и был сослан в Сибирь. Актер Николай Годовиков, прославившийся на всю страну после сыгранной роли Петрухи в фильме «Белое солнце пустыни», также имеет судимость по 209 статье. Согласно его биографии, в 1977 году он получил травму, после которой не мог работать, а в 1979 его посадили в тюрьму за тунеядство.

Кадр из известного советского фильма - тунеядцы на исправительных работах./Фото: cdn.fishki.net

Еще одним неоднозначным арестованным стал Иосиф Бегун, который занимался преподаванием иврита. Он тщетно пытался доказать, что преподавание является трудовой деятельностью, но суд его доводы не принял, решив, что никакой пользы обществу такая деятельность не приносит и отправил его в ссылку в Магадан на 2 года.

Под подозрение в тунеядстве попадал и писатель Владимир Войнович, но его не осудили. Правда, нашли антисоветчину в его знаменитом произведении «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» и выслали писателя из страны. Среди тех, кто был под подозрением и неоднократно подвергался преследованиям правоохранительных органов СССР, были талантливые ученые, уважаемые преподаватели, сатирики и даже пенсионеры.

Погрешности системы

Как и в любом идеологически окрашенном деле, в поиске и наказании тунеядцев были свои погрешности и ошибки. Анализ всех случаев ареста показал, что далеко не все граждане, осужденные по статье 209, справедливо получали свое наказание.

В списке преступников-тунеядцев были те, кто по стечению обстоятельств оказался временно нуждающимся, пытался заниматься частным трудом, вел образ жизни, неугодный властям, поменял место жительства и вовремя не получил запись в трудовой книжке, а также те, чей труд представителям власти не казался важным и приносящим пользу обществу. Как и во многих законах и решениях, субъективный фактор играл в то время весомую роль. Хотя нельзя ни сказать, что была и польза от преследования тунеядцев. Многие граждане СССР вставали на путь истинный после бесед, проводимых с ними. И в советские годы не работать, злоупотреблять алкоголем, вести асоциальный образ жизни, жить за счет жены и других родственников все же стыдились, чего нельзя сказать о нынешнем времени.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию