Femida96.ru

Юридическая помощь для всех
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конкретная сделка в налоговом кодексе понятие

Истребование документов вне рамок проверки: представлять или нет?

Иллюстрация: Борис Мальцев/Клерк

В последнее время налогоплательщики все чаще и чаще сталкиваются с проблемой, когда налоговый орган направляет в их адрес Требование о предоставлении документов и информации вне рамок налоговой проверки, ссылаясь на ст. 93.1 НК РФ.

Возникает вопрос: «А что это такое?»

Есть камеральные налоговые проверки. Вроде все понятно. Истребовать документы в этом случае могут.

Есть выездные налоговые проверки. Здесь тем более могут истребовать.

А что это за форма такая «вне рамок налоговой проверки?»

Как реагировать на такое требование? Представлять документы и информацию или нет?

Забегая вперед скажу, что истребование документов вне рамок налоговой проверки — это фактически предпроверочный анализ деятельности компании, когда налоговики только собирают документы о компании и пока еще не приняли решение о проведении в отношении компании проверки (выездной или камеральной).

Предусмотрена ли ответственность за непредоставление документов вне рамок налоговой проверки?

Ответственность предусмотрена.

Это статья 126 НК (200 рублей за каждый непредставленный документ), а за неправомерное несообщение (несвоевременное сообщение) истребуемой информации — ст. 129.1 НК — штраф 5 000 рублей.

Но что это за процедура «вне рамок налогового контроля»? Не получается ли так, что теперь налоговики могут в любой момент запросить у налогоплательщика любые документы и проводить вне рамок налоговой проверки фактически камеральную или выездную?

Давайте вместе прочитаем ч. 2 ст. 93.1 НК РФ: в случае, если вне рамок проведения налоговых проверок у налоговых органов возникает обоснованная необходимость получения документов (информации) относительно конкретной сделки, должностное лицо налогового органа вправе истребовать эти документы (информацию) у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих документами (информацией) об этой сделке.

Ключевые слова: «обоснованная необходимость», «получение документов (информации) относительно конкретной сделки».

То есть в Требовании должно быть указано при проведении какого мероприятия налогового контроля возникла необходимость в представлении документов (информации), а при истребовании информации относительно конкретной сделки указываются также сведения, позволяющие идентифицировать эту сделку.

И как эти признаки определить на практике? Обратимся к критерию истины — судебной практике.

Предприятие отказалось предоставить по запросу документы. Налоговый орган привлек предприятие к ответственности в виде штрафа.

Суд вынес решение: требование частично удовлетворено, поскольку решение и требование, принятые инспекцией, не соответствуют положениям НК РФ, в первоначальном требовании о предоставлении документов не указано, в рамках какого мероприятия налогового контроля истребуются документы и в связи с чем запрашивается информация в отношении юридического лица, поименованы конкретные документы, а не информация относительно сделки, которая может быть истребована вне рамок налоговой проверки.

Обратите внимание, что сказал, суд: «. поименованы конкретные документы, а не информация относительно сделки. »

Здесь так же налогоплательщик получил требование представить первичные документы по сделкам с контрагентом.

Не представил. Его привлекли к ответственности. Обжаловал.

В удовлетворении заявления налогоплательщика отказано, суд сделал вывод: у налогового органа вне рамок налоговой проверки возникла обоснованная необходимость получения информации относительно сделок контрагента налогоплательщика, требование содержит необходимые сведения, позволяющие определить мероприятия налогового контроля и идентифицировать информацию по запрашиваемым сделкам.

Также в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.02.2017 N Ф04-7101/2017 по делу N А75-6717/2016 сделан следующий вывод о том, что при истребовании документов (информации) налоговый орган в соответствующем требовании (поручении) должен указать, в рамках какого именно мероприятия налогового контроля (налоговая проверка или иное конкретное мероприятие налогового контроля) запрашиваются документы, а при истребовании документов вне рамок налоговой проверки — также обозначить идентификационные признаки конкретной сделки, в отношении которой требуется представление информации.

Удовлетворяя жалобу налогоплательщика суд указал, что налоговые органы не уточнили, в связи с какими проводимыми мероприятиями налогового контроля необходимо представить запрошенные документы, и, как следствие, не обосновали причину истребования документов по конкретным сделкам. Далее суд указал, что в оспариваемом требовании поименованы в том числе конкретные документы, а не информация относительно определенной сделки, которая может быть истребована вне рамок налоговой проверки.

Для полноты картины прочитаем выдержку из Постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 октября 2016 года по делу № А09-72215/2016, в котором суд очень хорошо расписал, а что собственно должно быть указано в Требования.

Вот что написал суд:

«Из содержания оспариваемого требования следует, что налоговым органом у Общества затребована информация, касающаяся деятельности ООО «Управляющая компания „БЗКПД“ относительно конкретной сделки, а именно договора от 01.09.2015 N ТД/НГ/18. Кроме того, в указанном требовании имеется ссылка на счета от N 88 от 19.10.2015, N 39 от 02.09.2015 с конкретным назначением платежа.

Также в оспариваемом требовании имеется указание на то, что необходимость в представлении информации возникла вне рамок проведения налоговой проверки.

Исходя из вышеизложенного суд обоснованно посчитал, что требование о представлении документов (информации) от 06.04.2016 N 51675 соответствует положениям статьи 93.1 НК Российской Федерации, поскольку содержит номер и дату договора (N ТД/НГ/18 от 01.09.2015), сведения о том, что оплата по договору производилась за щебень и указание контрагента ООО Управляющая компания „БЗКПД“, с которым заключен данный договор.

Все вышеуказанные сведения позволяют налогоплательщику определить мероприятия налогового контроля и идентифицировать запрашиваемую информацию. Содержание требования носит однозначный, понятный характер, что не позволяет сделать вывод о его неисполнимости или наличии каких-либо затруднений с уяснением содержания документа.

Отклоняя довод заявителя о том, что вынесение требования вне мероприятий налогового контроля противоречит закону вне зависимости от конкретизации сделки, суд апелляционной инстанции исходит из того, что право налоговых органов запрашивать информацию вне рамок проведения налоговых проверок прямо предусмотрено пунктом 2 статьи 93.1 НК РФ».

Ну, а теперь, общий вывод (при каких условиях следует представить документы, в случае, когда вы получили Требование вне рамок проведения налогового контроля):

  1. Следует оценить Требование с учетом сказанного выше на предмет его законности: оно должно быть вынесено вне рамок налогового контроля и у налогового органа должна была быть обоснованная необходимость.
  2. Далее, определить (найти) в Требовании ссылку на договор, период его заключения и указание на контрагента.
  3. Документы передаем только те, которые указаны в Требовании. Не стоит передавать документы, которые не указаны в требовании. Если же у вас требуют информацию — передаем информацию, а не документы.
  4. Необходимо сравнить перечень запрашиваемых документов, и, если ваша инспекция попросила документов побольше — передаем ровно те документы, которые указаны в первоначальном Требовании.
  5. Если у вас затребовали документы в очень большом объеме, и вы не в состоянии такой объем подготовить — пишите ходатайство о продлении срока представления документов.
  6. Если вас мучают сомнения — представлять или не представлять конкретные документы — вы можете обратиться письменно в ИФНС за разъяснением. Не стоит молчать. Лучше уточниться. И затем принять адекватное решение в соответствии со сложившейся практикой и реакцией судов.

Вам надо по-другому работать с наличкой. Кого прижмут налоговики и банки? Забирайте запись, пожалуй, лучшего вебинара «Клерка»: «Как теперь будут контролировать наличку. 115-ФЗ в 2021 году ».

Только до завтра можно забрать запись со скидкой 20%. Программу вебинара смотрите здесь

Агрессивные механизмы налоговой оптимизации, а не необоснованная налоговая выгода — новая терминология от ФНС

Письмо ФНС от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 НК» о том, как налоговые органы будут применять нормы новой статьи и какие доказательства будут использовать налоговики при обвинении налогоплательщиков в незаконной налоговой экономии. Письмо содержит примеры характерных нарушений, которые могут совершать налогоплательщики.

Отдельно в письме ФНС указала, что введенная Законом № 163-ФЗ статья 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. Новый термин, по мнению ФНС, видимо должен заменить собой старое доброе понятие — необоснованная налоговая выгода.

ФНС указывает, что статья 54.1. НК РФ не является кодификацией правил, сформулированных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее ПП ВАС № 53), а представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления налогоплательщиком своими правами.

Все нормы, понятия и вся практика по ПП ВАС № 53 остаются в прошлом. Основные пункты практики учтены, но подход будет новый, акцентировано в письме. Иными словами ФНС взяла курс на формирование новой судебной практики с учетом рамок установленных ст. 54.1 НК РФ, в которой указаны конкретные действия налогоплательщика, являющиеся злоупотреблением правами, и условия, которые должны быть обязательно соблюдены для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты сделкам. Нормы ст. 54.1. как и многие нормы НК РФ, содержат в себе возможность широкого толкования, так что налоговики сейчас имеют реальную возможность «переформатировать» судебную практику.

Текст комментируемого письма в совокупности с иными письмами ФНС (в т.ч. Письмо ФНС от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ о том, что расчетный метод при нарушении требований ст. 54.1. НК РФ не применяется) позволяет сделать вывод о том, что может быть забыто и понятие «реальный размер налоговой выгоды» (впервые озвученное в Постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 N 2341/12 по делу N А71-13079/2010-А17). Этот вывод самый печальный для налогоплательщиков — ведь налоговая реконструкция давала возможность хотя бы частично отбиться от претензий налоговиков в отношении налога на прибыль, учитывая произведенные затраты на реальное осуществление сделки.

В Письме есть декларативное отступление о том, что доказательство обстоятельств, предусмотренных ст. 54.1. НК РФ, производится налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля в соответствии с разделами V, V-1, V-2 НК РФ. Следовательно, сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений и публичного правопорядка в целом. Но мы все понимаем, что такого рода декларации вряд ли существенно облегчат участь налогоплательщиков.

Несмотря на то, что ФНС неоднократно указывала на то, что положения ст 54.1. НК РФ распространяются только на проверки, назначаемые после дня вступления в силу статьи (19 августа 2017 года), налогоплательщику нужно помнить, что налоговые проверки за период 2017-2016-2015 будут проводиться уже исходя из новых правил оценки и сбора доказательств незаконности действий налогоплательщика.

Принципы статьи 54.1 НК РФ

Не допускается умышленное уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения (ч.1. ст. 54.1. НК РФ)

сведений о фактах хозяйственной жизни,

об объектах налогообложения,

налогового и/или бухгалтерского учета.

При отсутствии фактов искажения налогоплательщик может совершать сделки, которые приводят к налоговой экономии при одновременном соблюдении еще 2-х условий (ч. 2 ст.54.1. НК РФ):

основной целью сделки не может быть только экономия на налогах;

обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т.п.).

Если в ваших сделках нет указанных выше изъянов, то вы можете не переживать, даже если в вашей деятельности есть такие рисковые факторы как (ч. 3 ст. 54.1. НК РФ):

подписание первичных документов по сделкам неустановленным или неуполномоченным лицом,

нарушение вашим контрагентом налогового законодательства,

получение налоговой экономии при наличии возможности разных вариантов проведения сделок.

Так как сами по себе эти нарушения не являются основаниями для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы неправомерным.

Толкование принципов ст. 54.1. от ФНС. Порядок сбора доказательств при проверке

Под «искажением» ФНС понимает умышленные действия налогоплательщика, например:

создание схемы «дробления бизнеса» без экономического обоснования с применением специальных режимов (УСН, ЕНВД);

искусственное создание условий по использованию пониженных ставок налога, налоговых льгот;

неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;

нереальность сделки (отсутствие факта ее совершения).

К числу способов искажения сведений об объектах налогообложения отнесены:

неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц,

отражение налогоплательщиком в регистрах бухгалтерского и налогового учёта заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Умысел и оценка действий налогоплательщика с этой точки зрения приобретает особое значение, так как выявление в действиях налогоплательщика умысла в соответствии со статьей 122 НК РФ будет отягчающим обстоятельством и штраф вместо 20% от суммы неуплаченного налога может вырасти до 40 %. С учетом положений Совместных методических рекомендации СКР и ФНС от 13.07.2017 «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога» налогоплательщики должны уделять особое внимание доказательствам наличия умысла, т.к. решение о привлечении налогоплательщика к ответственности по результатам налоговой проверки могут быть использованы в качестве доказательств вины и по уголовному делу об уклонении от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ).

Доказывание умысла состоит в выявлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что лицо осознавало противоправный характер своих действий, желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий, таких действий в виде недоплаты налогов.

В абз. 16 комментируемого письма ФНС дополняет ч. 3 ст. 54.1. НК РФ и указывает, что сами по себе обстоятельства подконтрольности не могут служить основанием для выводов о наличии умысла в действиях налогоплательщика.

Об умысле налогоплательщика могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности участников, вовлеченных в налоговую схему.

Налоговики должны устанавливать фактические обстоятельства, связанные с использованием полученной налоговой экономии, которые позволят определить, в чьих интересах оформлены соответствующие сделки (операции). ФНС таким образом подчеркивает современный налоговый тренд — выявление и наказание реальных бенефициаров бизнеса.

Налоговики для обвинения налогоплательщика в неуплате налогов должны доказать совокупность следующих обстоятельств:

существо искажения (то есть в чем конкретно оно выразилось);

причинную связь между действиями налогоплательщика и допущенными искажениями;

умышленный характер действий налогоплательщика (его должностных лиц);

Разумные требования, которые должны привести к тому, что налоговые органы перестанут просто перечислять в решении по проверке все сделки налогоплательщика без взаимосвязи друг с другом и будут пояснять, каким образом они привели к образованию недоимки (в т.ч. такое требование к налоговикам упомянуто в абз. 19 Письма).

Основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не налоговая экономия.

Незаконной будет признана сделка, не имеющая никакого разумного обосновании, сделка которая не может быть обоснована с точки зрения предпринимательского риска, фактически совершенная не в своем интересе, а в интересах иного лица с целью его скрытого финансирования. Доказывая недобросовестность налогоплательщика, налоговики должны показать, что целью являлось не получение результатов предпринимательской деятельности — прибыли, а получение налоговой экономии. Цель сделки и способы ее достижения не должны иметь признаки искусственности. Определение цели сделки явно перекликается с «деловой целью» из ПП ВАС № 53.

ФНС отмечает, что выбор способа хозяйствования — это право предпринимателя и налоговые органы не должны настаивать на том, что налогоплательщик должен был выбрать тот или иной вариант построения хозяйственных операций.

Налоговые органы должны опровергать реальность спорной сделки посредством доказывания фактов исполнения обязательств по сделке иным лицом, или доказывая, что сделка выполнена проверяемым налогоплательщиком самостоятельно.

В этих случаях налоговые органы должны эффективно использовать такие механизмы как:

получение пояснений от лиц, обладающих информацией об обстоятельствах заключения, совершения, исполнения сделки (операции);

проведение осмотров территорий, помещений, документов, предметов с применением технических средств;

сопоставление объёма поставляемых товаров размеру складских помещений (территорий);

анализ и воссоздание полного баланса предприятия (товарного баланса, складского учета и т.п.);

истребование документов (информации), а в необходимых случаях проведение выемки документов (предметов),

проведение экспертиз и другие.

Для того, чтобы утановить факты выполнения налогоплательщиком работ или услуг собственными силами, налоговая может:

опросить должностных лиц проверяемого налогоплательщика, занятых на производстве;

потребовать документы (информацию) у заказчиков и допросить их должностных лиц, лиц, осуществляющих технический надзор;

выявить иных, «непроблемных», контрагентов, оказывающих налогоплательщику аналогичные работы, услуги, с последующим проведением в отношении них контрольных мероприятий;

исследовать локальные акты об установлении пропускного режима охраняемых объектов, пропусков, журналов регистрации.

ФНС напоминает о недопустимости формального подхода, который сложился в последнее время — когда доводы налоговых органов сводились к доказательствам «однодневочности» контрагента, отказным показаниям номинального директора и изъянами в первичных документах и напоминает, что налоговые органы должны исследовать суть деловых отношений между контрагентами.

Об использовании формального документооборота в целях неправомерного учета расходов и заявления налоговых вычетов по спорной сделке (операции) могут свидетельствовать:

факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым (подконтрольным) лицом, а также факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц,

использование одних IP-адресов,

обнаружение печатей и документации контрагента на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и другие.

факты полного или частичного возврата налогоплательщику денежных средств, в т.ч. взаимозависимому (подконтрольному) лицу в наличной, безналичной форме, в виде ценных бумаг или натуральной форме.

Важно отметить, что ФНС рекомендует устанавливать связь налогоплательщика с проблемными контрагентами и доказывать подконтрольность или взаимозависимость «однодневок» с налогоплательщиком. В текущей практике сам факт отношений с однодневкой интерпретируется налоговиками как нарушение, которое приводит к доначислению недоимки. Если же будут применяться положения о том, что налоговикам нужно будет доказывать взаимосвязь между налогоплательщиком и однодневкой — это значительно улучшит положение бизнеса.

ФНС также дает рекомендации и по проведению допросов.

В частности при выявлении нетипичности документооборота, несоответствия обычаю делового оборота поведения участников сделки (операции), должностных лиц налогоплательщика при заключении сделок (операций) необходимо запрашивать пояснения налогоплательщика. При получении пояснений и проведении допросов необходимо устанавливать полномочия, а также функциональные и должностные обязанности лиц. Исследовать вопросы, связанные с обстоятельствами заключения, сопровождения сделки и исполнения всех ее условий спорным контрагентом, а также наиболее эффективно использовать возможность предъявления свидетелям документов при допросах в целях получения наиболее полных и конкретизированных ответов.

Таким образом, нельзя сказать, что ст 54.1. и ее прочтение ФНС в корне отличается от постулатов ПП ВАС № 53, особенных противоречий между этими актами нет. Самое существенное отличие — это указание на необходимость личного исполнения сделки для возможности законно экономить на налогах. Но налоговики воспользовались сложившейся ситуацией и будут «переделывать» судебную практику, а с учетом необходимости пополнения бюджета, перспективы такого передела понятны — не в пользу бизнеса. Наличие оценочных категорий в тексте статьи позволяет весьма продуктивно направлять практику ее применения в нужную сторону.

В целом ФНС уже неоднократно указывала проверяющим на необходимость составлять решения по результатам проверки более обоснованными с целью улучшения показателей по обжалованию этих решений в суде. И обсуждаемое письмо подтверждает необходимость повышения уровня составления таких решений в части сбора и интерпретации доказательств.

Особенно настораживает отказ от расчетного метода и формирование подхода при котором при наличии нарушений части 1 или 2 ст. 54.1 НК РФ налогоплательщик полностью лишается вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в полном объеме. Опасения вызывает то, что формулировки ст. 54.1. НК РФ в части определения цели сделки могут позволить налоговым органам манипулировать законом, и любая налоговая экономия как таковая будет под прицелом, даже если она и не имела под собой никаких подозрительных, незаконных оснований. Это значит, что налогоплательщику нужно каждую свою сделку заранее пропускать через фильтр статьи 54.1. НК РФ.

Что такое группы однородных сделок

Больше материалов по теме «Ведение бизнеса» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

Это понятие относится к компетенции Налогового кодекса Российской Федерации. Налоговики объединяют определенные контролируемые сделки по тем или иным сходным признакам – это делается для целей налогообложения. Какие именно задачи выполняет такая группировка, какие сделки можно считать однородными, по версии НК РФ и Министерства финансов РФ, основные объединяющие критерии рассматриваем в этой статье.

Понятие группы однородных сделок

Налоговый кодекс приводит это понятие в п. 5 ст. 107.7, где говорит о возможности определения рыночной цены сразу для группы однородных сделок. При этом сам термин «однородные сделки» не раскрывается.

Чтобы прояснить ситуацию, Минфин РФ дал разъяснения по этому поводу в письме №03-01-18/9012 от 22 марта 2013 года.

Группа однородных сделок – это несколько договоров, объединенных по предусмотренным законам принципам, относительно которых возможны определенные совместные действия в рамках налогообложения.

Критерии однородности сделок

Выявляя принципы группировки, Минфин взял за основу разъясняемое положение НК РФ о том, что для определения налогооблагаемых доходов (выручки, прибыли) методом определения рыночной цены для группы однородных сделок может выступать один из тех, что указан в подпунктах 2-5 п. 1 ст. 107 НК РФ, а именно:

  • метода цены последующей реализации;
  • затратного метода;
  • метода сопоставимой рентабельности.

Исходя из экономической сущности данных методов, Минфин утверждает, что однородными могут считаться сделки, относительно которых могут быть признаны общими:

  • функции, осуществляемые стороной-налогоплательщиком;
  • метод образования цены товара (услуги, работы);
  • критерий рентабельности для деятельности стороны-налогоплательщика;
  • показатели рентабельности, приведенные в соответствующей бухгалтерской отчетности.

ВАЖНО! Учитывая данные параметры, сторона, являющаяся налогоплательщиком, вправе сама объединять сделки в группы на основании полноты и достоверности сопоставимых характеристик.

Какие сделки считает однородными НК РФ

В согласии с абзацем 2 п. 5 ст. 105.7 НК РФ однородными могут признаны следующие группы сделок:

  1. Сделки, предметом которых являются идентичные или однородные товары, работы, услуги.
  2. Сделки, которые совершались в сопоставимых условиях с точки зрении коммерции и/или финансов.

Определение идентичности и однородности товаров, работ, услуг содержится в ст. 38 НК РФ. Рассмотрим содержание этих групп подробнее.

Идентичные предметы сделок

Идентичность означает совпадение основных определяющих признаков. Так, идентичными товарами, работами услугами считаются такие предметы сделок, по которым основные характеристики признаются общими.

Идентичность товаров определяется следующими совпадениями:

  • физические свойства;
  • критерии качества;
  • назначение;
  • страна выпуска;
  • производитель;
  • применяемый товарный знак.

Например, ручки «Бик» и «Паркер» не могут быть признаны идентичными, поскольку, несмотря на одно и то же функциональное назначение, выпущены разным производителем и имеют отличающиеся параметры качества.

К СВЕДЕНИЮ! Не слишком важные отличия внешнего вида продукции не берутся во внимание и не могут помешать признать эти товары идентичными (например, ручки «Бик» с зелеными или синими колпачками).

Идентичные работы или услуги должны совпадать в таких характеристиках:

  • параметры исполнителя (подрядчика);
  • его рыночная деловая репутация;
  • товарный знак исполнителя.

ВАЖНЫЙ НЮАНС! Если работа или услуга является комплексной, то есть состоит из отдельных операций, каждая из которых может быть признана отдельным видом работ, то предметом сделки будет считаться указанная таковой в договоре.

Однородные предметы сделок

Однородность, в отличие от идентичности, не предполагает полного совпадения параметров, но предусматривает их значительное сходство.

Однородными товарами считают такую продукцию, которая схожа:

  • в основных характеристиках;
  • в функциональном назначении;
  • в составляющих компонентах;
  • одна может быть заменена другой в коммерческом смысле.

ВНИМАНИЕ! Товарный знак, страна и фирма-производитель, общие критерии качества также имеют важное значение при определении однородности товаров.

Однородными услугами или работами признаются те, которые не являются идентичными, однако, имеют похожие характерные признаки, что может позволить сделать их взаимозаменямыми коммерчески и/или функционально. При этом сравнивают:

  • вид работ (услуг);
  • объем;
  • степень уникальности;
  • те же параметры, что и для идентичности – производитель, товарный знак, качество.

Коммерческая/финансовая взаимозаменяемость предполагает:

  • сходные параметры предметов сделок;
  • сопоставимые функции сторон сделки;
  • анализ условий договорных соглашений, влияющие на образование цены;
  • сравнение рыночных экономических условий сторон сделки (спрос на соответствующие товары, услуги, деловая репутация и пр.);
  • похожие рыночные стратегии сторон контракта.

Для чего используется объединение сделок в группы

В НК РФ указано, что это делается «для целей налогообложения». На практике это означает уменьшение количества и упрощение отчетности и документации, подаваемой в налоговую по вопросам контролируемых сделок.

Налогоплательщики имеют право:

  • использовать указанные в подпунктах 2-5 п. 1 ст. 105.7 НК РФ методы определения рыночной цены применять сразу для группы контролируемых сделок, признанных однородными;
  • в уведомлениях о контролируемых сделках давать необходимую информацию не по каждой из сделок, а по объединенным в группы однородным.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Употребленная в законе формулировка «право», а не «обязанность» позволяет налогоплательщику использовать эту возможность исключительно по своему усмотрению, а не в обязательном порядке.

Что нужно и не нужно указывать в уведомлении об однородных сделках

В таких уведомлениях не требуется приводить конкретные характеристики каждого вида из однородных товаров, такие как:

  • его количество;
  • цена за единицу;
  • где будет совершена сделка;
  • где хранится товар до отправки;
  • транспортные моменты и пр.

Налоговую не интересуют параметры конкретных предметов сделки, для целей налогообложения важна база налогооблагаемой прибыли.

В свою очередь, обязательными данными для уведомления о группе однородных сделок являются:

  • название группы однородных сделок (объединяющее наименование);
  • сумма полученной прибыли (выручки, дохода) или понесенных расходов (затрат);
  • метод определения цены, который применяется сторонами данного контракта.

Пример группирования сделок

Супермаркет продает населению товары широкого потребления, продукты, алкоголь, закупая их у разных поставщиков. Расходы для целей налогообложения руководство определяет методом сопоставимой рентабельности, беря в качестве операционного параметр «рентабельности продаж». Выбирая для анализа сопоставимых поставщиков, бухгалтер использует общедоступные сведения из различных информационных источников. Это вполне реально сделать отдельно по каждой из организаций, поставляющих продукты питания, бытовую химию, алкогольную продукцию и т.п. В связи с этим целесообразно провести группировку именно по данному показателю, не разделяя товары на отдельные виды, а обобщая их по основному признаку:

Доказать реальность сделок

Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации»(далее — Закон № 163-ФЗ) в первую часть Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) введена новая ст. 54.1«Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», которая вступила в силу 19.08.2017г.

Эту дату следует запомнить, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 2 Закона № 163-ФЗ все налоговые проверки будут проводится по новым правилам, начиная с 19.08.2017 г., а именно положенияст. 54.1 будут применяться в отношении камеральных налоговых проверок налоговых деклараций (расчетов), представленных в налоговый орган после указанного дня, а также к выездным налоговым проверкам и проверкам полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами, решения о назначении которых вынесены налоговыми органами после 19.08.2017г.

По этому вопросу уже имеется и определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2018 г. №1717-О .Таким образом,Конституционный Суд РФ подвёл итог в череде многочисленных споров налогоплательщиков с налоговым органами:ст. 54.1 НК РФ обратной силы не имеет.

Сама статья 54.1 НК РФ по содержанию не большая, однако значение ее в правоприменительной практике разрешения налоговых споров велико. И вот почему.

Федеральная налоговая служба России (далее – ФНС России) еще до вступления в силу ст. 54.1 НК РФ выпустила письмо от 16.08.2017 г. № СА-4-7/16152@ О применении норм Федерального закона от 18.07.2017 №163-ФЗ «О внесении изменений в первую часть Налогового кодекса Российской Федерации», в котором попыталась раскрыть суть новой статьи и ее применение на практике.

На мой взгляд, указанное письмо ФНС России во многом повторило позицию налогового ведомства, изложенную в письме от 23 марта 2017 г. N ЕД-5-9/547@ О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды, которое, в свою очередь, построено на выводах Верховного Суда РФ, изложенных в Определениях от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015 и от 6 февраля 2017 г. N 305-КГ16-14921 по делу N А40-120736/2015.

После вступления в силу ст. 54.1 НК РФ налоговое ведомство выпустило ряд других писем.

Однако следует обратить особое внимание на письмо ФНС России от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@ “О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации” (далее – Письмо от 31.10.2017), которое по сути представляет собой руководство для налоговых органов, как проводить налоговые проверки по новым правилам, установленным ст. 54.1 НК РФ.

С практической точки зрения ознакомиться с вышеуказанным письмом ФНС России будет полезно и для налогоплательщика, так как несмотря на провозглашение презумпции невиновности и добросовестности налогоплательщика, на практике последним все же приходится доказывать налоговым органам и суду, что доначисления налогов необоснованны и незаконны.

Сразу отмечу, что Письме от 31.10.2017 налоговое ведомство категорично заявляет о не применении положений всем известного и уже привычного постановления Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 г. №53«Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – постановление Пленума №53) к налоговым проверкам, подпадающим под действие ст. 54.1, поскольку данная статья «представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления налогоплательщиком своими правами, учитывающий основные аспекты сформированной судебной практики (цитата)».

Я бы не была столь категорична в данном вопросе, так как многие арбитражные судьи, рассматривая налоговые споры по проверкам, проведенным по правилам ст. 54.1 НК РФ, все же продолжают ссылаться на положения вышеуказанного постановления Пленума № 53, да и положения ст. 54.1. НК РФ не такие уж и не знакомые для участников налоговых правоотношений.

Итак, разберемся, в чем заключается «новый» подход налоговых органов к выявлению обстоятельств получения налогоплательщиком необоснованной налоговый выгоды и как налогоплательщику отстоять свою позицию.

Согласнопункту 1 статьи 54.1 НК РФ не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

При этом ни в данной статье НК РФ, ни в какой-либо другой нет определения понятию «искажение».

Однако в письме от 31.10.2017 ФНС России указало, в качестве примера некоторые случаи «искажения»: создание различных незаконных схем («дробление бизнеса», неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения, искусственное создание условий для применения налоговых льгот и т.д.) и способы: неотражение налогоплательщиком дохода либо отражение заведомо недостоверной информации.

Одним из характерных признаков применения п. 1 ст. 54.1 НК РФ является не просто искажение сведений как какая-либо ошибка, а именно умышленное (сознательное) искажение сведений. Это очень важный момент, поскольку квалификация действий налогоплательщика по п. 1 ст. 54.1 НК РФ влечет для него не только доначиление налогов (страховых взносов) и пени, но и привлечение к ответственности по п .3 ст. 122 НК РФ, предусматривающей штраф в размере 40 % от доначисленной суммы налога (страхового взноса).

ФНС России в письме от 31.10.2017 четко обозначило совокупность обстоятельств, которые должен доказать налоговый орган для применения положений п. 1 ст. 54.1 НК РФ:

  • существо искажения;
  • причинную связь между действиями и допущенными искажениями;
  • умышленный характер действий;
  • потери бюджета.

Не установление налоговым органом хотя бы одного из вышеуказанных обстоятельств можно будет расценивать как отсутствие состава налогового правонарушения.

В решениях налоговых органах редко можно встретить мотивированное обоснование доначисления налогов со ссылкой на совокупность указанных обстоятельств, особенно сложно инспекторам доказать причинную связь между действиями налогоплательщика (конкретных должностных лиц) и допущенными искажениями, равно как и умышленный характер действий налогоплательщика.

В связи с чем, настоятельно рекомендую налогоплательщикам при оспаривании решений налогового органа ссылаться на отсутствие совокупности вышеуказанных обстоятельств.

Однако налогоплательщикам строить свою позицию обороны исключительно посредством нападения на недоказанность всей совокупности обстоятельств не получится, так как п. 2 ст. 54.1 НК РФ установлено, что при отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.1, по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй настоящего Кодекса при соблюдении одновременно следующих условий:

  1. основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;
  2. обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону

При этом в Письме от 31.10.2017г. ФНС России четко обозначило, что при выявлении фактов нарушения хотя бы одного из установленных в пункте 2 статьи 54.1 НК РФ условий налоговый орган откажет в учете расходов и в вычетах.

Теперь применить правовую позицию Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенную в постановлении Президиума от 03.07.2012г. №2341/12, и оспорить хотя бы налог на прибыль, отстаивая право на учет расходов по рыночным ценам по аналогичным сделкам, не получится.

В этой связи, налогоплательщикам стоит максимально подготовиться к проверке, но не на этапе ее начала, а уже на момент ведения переговоров с потенциальными контрагентами.

Несмотря на то, что про должную осмотрительность ни в ст. 54.1 НК РФ, ни в письмах ФНС России, посвященных данной статье, ничего не говорится о проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов, данная тема не теряет своей актуальности.

Поэтому при заключении сделки необходимо запрашивать у контрагента следующий пакет документов: выписку из ЕГРЮЛ по состоянию на дату, приближенную к дате заключения сделки, налоговые декларации по НДС и по налогу на прибыль за периоды, предшествующие дате заключения сделки, договор аренды офиса (помещения, складов и т.д.), где располагается контрагент или документ, подтверждающий право собственности контрагента на эти помещения, документы, подтверждающие наличие необходимых трудовых, технических, производственных, информационных и иных ресурсов для исполнения обязательств по сделке, копию паспорта директора (учредителя) и главного бухгалтера, их контактные данные (мобильный телефон, электронная почта), приказы об их назначении на должности, электронная деловая переписка с контрагентами. Это примерный перечень документов, наличие которых позволит налогоплательщику обезопасить себя от претензий налогового органа к выбору неблагонадежного контрагента.

Кроме того, рекомендую проверку каждого контрагента оформлять в виде отчета.

На сегодняшний день существует огромное количество компаний, предлагающих коммерческие программы проверки контрагентов, аккумулирующие сведения об организациях, индивидуальных предпринимателях и физических лицах из всевозможных общедоступных официальных источников (сайты налоговой службы, службы судебных приставов, арбитражных судов и судов общей юрисдикции и т.д.). И, как правило, в таких программах автоматически формируются отчеты о проверках контрагентов.

Однако налогоплательщики могут самостоятельно и бесплатно проверять своих контрагентов, используя эти же официальные сайты, и в первую очередь, информацию с официального сайта налоговой службы nalog.ru, тем более, что наконец-то там заработал сервис «прозрачный бизнес», предоставляющий сведения о наличии задолженности по налогам (страховым взносам).

Правда, этот электронный сервис работает в тестовом режиме и на сегодняшний день не по всем зарегистрированным в ЕГРЮЛ и ЕГРИП налогоплательщикам можно найти соответствующую информацию, однако, как обещают представители финансового ведомства, информация в данном сервисе будет постоянно пополняться.

Итак, проверив, оценив своего контрагента и подписав с ним договор, следующий шаг налогоплательщика – обеспечить себя доказательствами того, что обязательства по данной сделке совершенны именно этим контрагентом.

Например, если речь идет об исполнении договоров подряда, можно сделать фото и видео съемку начала выполнения работ, объекта, на котором выполняются работы, рабочего процесса, лиц, занятых на объекте и т.д.

Если контрагент налогоплательщика является субподрядной организацией, рекомендую, на спецодежде его работников сделать наклейки с логотипом данной организации.

Также, советую ввести пропускной режим на объект с целью фиксации, например, в журнале регистрации фактов пребывания на стройплощадке работников субподрядчиков с указанием их ФИО, должности, телефона.

Свидетельские показания очень часто используются налоговыми органами как одно из основных доказательств для доначисления налогов.

Но нередко инспекторы не могут кого-либо из непосредственных участников спорных сделок допросить, так как не располагают информацией о них и (или) их контактных данных.

Если же налогоплательщик заранее соберет информацию о работниках субподрядных организаций и предоставит в ходе проверки инспектору, последнему останется только их допросить.

В Письме от 31.10.2017ФНС России указало, что налоговые органы должны опровергать реальность спорной сделки (операции) посредством доказывания фактов исполнения обязательств по сделке (операции) иным лицом, чем лицо, являющееся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) доказывания фактов, свидетельствующих о том, что исполнение, предусмотренное спорной сделкой (операцией), выполнено проверяемым налогоплательщиком самостоятельно.

В связи с чем, рекомендую налогоплательщикам заранее подготовить мотивированные и обоснованные объяснения привлечения сторонних организаций для выполнения работ и доказательства невозможности их выполнения собственными силами.

И, наконец, п. 3 ст. 54.1 НК РФ гласит, что ц целях пунктов 1 и 2 настоящей статьи подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.

Однако, несмотря на это, налоговые органы, проводя проверки по правилам ст. 54.1 НК РФ, все также продолжают ссылаться на вышеуказанные обстоятельства, проводить почерковедческие экспертизы, вменять в вину налогоплательщику неисполнение налоговых обязанностей его и контрагентами и субконтрагентами, обосновывая это тем, что в совокупности с другими установленными обстоятельствами доказана нереальность сделок.

Налогоплательщикам, в свою очередь, советую тщательно анализировать доказательственную базу налогового органа, оценивать собранные инспекторами в ходе проверки доказательства на предмет относимости, допустимости, достоверности, актуальности, и одновременно заранее заниматься сбором своих доказательств для подтверждения совершения сделок с контрагентами и обоснования их выбора.

Резюмируя все вышеизложенное, подчеркну, что положения ст. 54.1 НК РФ не являются каким-то революционным новшеством.

Фактически законодатель закрепил некоторые основные моменты правовых позиций, выработанных многолетней судебной практикой при рассмотрении налоговых споров, и попытался исключить формальных подход к проведению проверки, что тоже немаловажный шаг.

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Депортация и выдворение
Ссылка на основную публикацию