Femida96.ru

Юридическая помощь для всех
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отменят срок давности по налогам

Плохие новости для бизнеса: чем грозит отмена сроков давности за налоговые преступления

Согласно проекту постановления Пленума Верховного суда, срок уголовной ответственности за налоговые преступления будет исчисляться не с момента неуплаты налогов, как раньше, а с момента их полной выплаты, включая недоимки. На практике это равносильно отмене срока давности по налоговым преступлениям, что, на наш взгляд, окажет самое серьезное негативное влияние на бизнес в стране.

В настоящий момент налоговые преступления регулируются нормами ст. 198 и 199 Уголовного кодекса РФ, по которым срок давности составляет всего два года. То есть если, например, в 2016 году условная компания не заплатила налоги или страховые взносы, то ее руководству в первом квартале 2019 года переживать о привлечении юридического лица к уголовной ответственности уже не стоит.

Но вот если в ближайшее время на очередном заседании Пленума Верховного суда будет принят проект постановления о новой трактовке срока давности по налоговым преступлениям, то уголовное преследование вышеуказанной компании не будет прекращено до тех пор, пока она не переведет средства для уплаты налога, а также пени в размере того самого налога. Кроме этого, придется заплатить еще и штраф. Последний, согласно Налоговому кодексу РФ, не угрожал бы компании в связи с истекшим сроком давности. Подобных ужесточений стоит ожидать не только юридическим, но и физическим лицам. И здесь уже может оказаться совершенно неважно, забыл ли, к примеру, ИП уплатить страховой взнос два года назад или двадцать лет назад.

Юридический нюанс, на котором строится нововведение, состоит в том, от какого момента отсчитывать установленный по налоговым преступлениям срок давности. В общем случае закон требует отсчитывать его от момента «окончания преступления». В новой трактовке будет предполагаться, что налоговое преступление продолжается до тех пор, пока недоуплаченная сумма налогов не поступила в бюджет. Таким образом, фактически неуплата налога становится преступлением без срока давности.

Как это работает

Последний раз Пленум ВС вносил разъяснения по налоговым преступлениям в 2006 году. Именно так появилась судебная практика касательно определения двухлетнего срока давности по ст. 198 и 199 УК РФ. Кстати, тринадцать лет назад судьи как раз и разъяснили, что следует понимать под формулировкой «уклонение от уплаты налогов»: «Умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет».

Сейчас же Верховный суд хочет дополнить это понятие, а именно: «Налоговое преступление следует считать оконченным с момента уплаты соответствующих налогов в установленный срок».

Конечно, Пленум Верховного суда не может изменить или отменить срок исковой давности по налоговым преступлениям (это возможно лишь путем внесения на рассмотрение в Государственную думу соответствующего законопроекта с поправками в УК РФ и УПК РФ). С другой стороны, если данное постановление Верховного суда будет принято, то оно полностью изменит порядок исчисления срока давности.

Такая трактовка рождает противоречия. Во-первых, если считать преступление оконченным в момент погашения недоимки, то что делать с примечанием к ст. 199 УК РФ, исходя из которого такие действия трактуются как деятельное раскаяние и основание для прекращения дела? И что тогда делать с действующим Налоговым кодексом, по которому безнадежная недоимка должна быть списана?

Во-вторых, как проводить разграничения между уклонением от уплаты налогов и факта неуплаты как такового? Согласно все той же ст. 199 УК РФ необходимо доказать наличие умысла на уклонение от оплаты налогов. Но по факту мы имеем дела, которые возбуждают не за предоставление внесенных в декларацию заведомо ложных налоговых сведений, а за факт неуплаты налогов. Вот и получается, что пока данная инициатива Верховного суда вызывает больше вопросов, чем ответов.

Кому это нужно

Естественно, жизнь не стоит на месте и изменения должны происходить в том числе и в судебной системе страны. Тем более что и дополнительные предпосылки вроде бы есть. Так, на прошедшем в мае этого года в Санкт-Петербурге Международном юридическом форуме (ПМЮФ-2019) Константин Чекмышев, заместитель руководителя ФНС России, неоднократно повторял, что налоговая недосчиталась значительной суммы налоговых сборов в 2018 году, и налоговики готовы на серьезные меры, чтобы исключить злоупотребления и сохранить бюджет страны.

В то же время, по словам главы налогового ведомства Михаила Мишустина, в 2018 году в консолидированный бюджет поступило налогов на общую сумму 21,3 трлн рублей, что больше налоговых сборов 2017 года на 4 трлн рублей. Количество собранных налогов увеличилось на 23%.

При этом рост налоговых сборов наблюдается не только по результатам 2018 года. Так, в 2017 году российскими налоговиками было собрано налогов на 20% больше, чем в 2016 году.

Таким образом, гражданская сознательность, помноженная на ряд положительных изменений в законодательстве (к примеру, специальный льготный налоговый режим для самозанятых граждан, который введен в Москве, Московской и Калужской областях и в Республике Татарстан), а также трудолюбие отечественных налоговиков дают положительный результат.

С другой стороны, естественно, любое налоговое ведомство в любой стране мира будет говорить именно о том, сколько налогов бюджет недосчитался. Это тоже часть их работы. Однако в нашем случае и положительную динамику нельзя не учитывать. И здесь напрашивается закономерный вопрос: насколько с учетом всего вышесказанного все-таки обоснована инициатива Верховного суда?

Читайте так же:
Приватизация квартиры по соцнайму

К чему это приведет

Если такая трактовка станет активно применяться в судебной практике, ничего хорошего для бизнеса ожидать не приходится, как и для экономики страны в целом. На фоне замедления мирового экономического роста, западных санкций, уменьшения прямых иностранных инвестиций бизнес будет все больше уходить в тень. А по данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, только в 2018 году доля теневого сектора российской экономики составила около 20% от ВВП, что составляет примерно 20 трлн рублей. Немаловажную роль играет здесь и силовое давление государства на бизнес. Один из примеров — история с задержанием в феврале этого года Майкла Калви, главы инвестиционного фонда Baring Vostok, когда хозяйственный спор иностранного и отечественного инвесторов вместо решения в арбитражном суде был перенесен в плоскость уголовного преследования.

Теневая экономика — это не только незаконная торговля наркотическими веществами или нелегальный ввоз товаров. Понятно, что с этими направлениями ведут борьбу силовые структуры. Однако теневая экономика — это еще и зарплаты «в конвертах» и скрытый доход юридических лиц. Именно эти сектора государство пытается плавно выводить из тени, и именно они после их легализации должны активно пополнять бюджет страны уплаченными налоговыми и страховыми взносами. Новая трактовка Верховного суда фактически противоречит этой логике развития экономики, и последствия такого решения могут оказаться очень серьезными.

Верховный суд фактически отменил срок давности по налоговым преступлениям

В практике применения Уголовного кодекса РФ вопрос о продолжительности преступления, связанного с неуплатой налогов, довольно спорный. В связи с этим Верховный Суд РФ в 2019 году решил пойти на фактическую отмену срока давности по налогам.

Что предложил ВС РФ

Согласно проекту постановления пленума Верховного Суда России, отмена срока давности по налоговым преступлениям заключается в том, что такие преступления будут считаться длящимися, пока виновный не погасит недоимку перед бюджетом.

То есть, продолжительность налогового преступления зависит от соответствующих действий (бездействия) виновного лица. ВС предлагает считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник до конца не рассчитается с казной.

Отметим, что последний раз к налоговым преступлениям Верховный суд обращался ещё в 2006 году. Проект нового постановления содержит практически дословную цитату из того решения:

Теперь к этой фразе добавлено разъяснение:

Говоря простыми словами, речь идёт об отмене исковой давности по налогам. Причём с обратной силой, хотя сам уголовный закон не менялся.

Выходит, чтобы освободиться от уголовного преследования, надо будет самому заплатить:

  • налог;
  • пени в размере налога;
  • штраф.

Формально Пленум ВС РФ не отменяет по налоговым преступлениям срок исковой давности, так как сделать это можно только путем внесения изменений в УК РФ и Уголовно-процессуальный кодекс, но изменяет порядок его исчисления.

Заместитель председателя Верховного Суда РФ Владимир Давыдов:

«Я здесь не вижу никаких угроз, опасностей для бизнеса, предпринимателей. Мы лишь даем разъяснения действующего законодательства, говорим, как оно должно правильно применяться судами, истолковываем нормы действующего законодательства с учетом того, что предыдущее постановление было принято 13 лет назад, многое изменилось. Тем более что это только проект постановления пока, мы его будем обсуждать, возможно, оно будет принято в измененной редакции. Пока это только проект».

В. Давыдов напомнил, что уклонение от уплаты налогов всегда было длящимся преступлением:

«Например, по налоговому законодательству до 1 апреля положено заплатить обязательные платежи. Если 31 марта человек погашает все свои платежи, никакого преступления нет и быть не может. В отличие от диспозиции в Административном кодексе у нас [в уголовном законодательстве] записано: уклонение от налогов, сборов и страховых платежей. И есть диспозиции (неуплата обязательств в срок), тут нет проблем: в срок не исполнил, с этого дня начинается преступление. А по уклонению нужно еще доказывать».

По словам Давыдова, в указанном случае преступная деятельность начинается с 1 апреля и продолжается до тех пор, пока платежи не будут погашены добровольно или принудительно:

«Если человек после 1 апреля не платит полгода, год, два – это началось преступление, оно продолжается, потому что ничем не закончилось».

Комментируя возможность привлечения к уголовной ответственности лиц за уклонение от уплаты налогов через 10-20 лет, судья отметил, что гипотетически это возможно:

«Таких случаев я не помню в практике, но гипотетически может и такое быть, наверное, если это длящееся преступление. Если преступление длящееся, оно никак не может прекратиться само. Либо надо обратиться с явкой с повинной, либо это пресекается государством».

Когда преступление окончено

Момент окончания налогового преступления проект постановления Пленума ВС РФ определяет, как и раньше. Так, преступление считается оконченным с момента неуплаты налога в установленный законом срок.

Но есть важное дополнение, которого в старом постановлении не было: срок давности исчисляется с момента добровольного погашения налоговой задолженности. То есть, пока лицо не погасило налоговый долг, срок давности не начинает и не начинает течь.

Читайте так же:
Иностранные организации плательщики налога на прибыль

По данным уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, 3,7% обратившихся к нему в 2018 году привлекались к уголовной ответственности за налоговые преступления.

Хотя формально нормы УК РФ требуют доказывать наличие умысла на уклонение, в реальности уголовные дела возбуждают просто по факту неуплаты сумм, указанных в решении налоговой проверки. Как сказано в докладе Б. Титова, к ответственности могут привлекать лиц, полагавших свои действия соответствующими действующему налоговому законодательству.

Таким образом, уклонение от уплаты налогов и собственно факт неуплаты пока четко не разграничены.

Еще предложения ВС РФ

В проекте нового постановления к формулировке, что «уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты», добавили 2 фразы:

Чем грозит предпринимателям отмена сроков давности по налоговым преступлениям?

Фото: Артем Геодакян/ТАСС —>

Об этой инициативе Верховного суда стало известно в разгар Петербургского форума, и скоро это может воплотиться в жизнь. Пока еще ничего не произошло, Верховный суд лишь обсудил сроки давности по налоговым преступлениям.

Но если в окончательном документе будет несколько важных слов, то последствия могут быть очень серьезными. Не будем слишком вдаваться в юридические тонкости. Скажем лишь, что налоговые преступления могут причислить к «длящимся», пока не погашена недоимка.

Это будет значить, что ВС, по сути, отменит сроки давности, а заодно с обратной силой, то есть привлечь за недоимки кооператоров за неуплату налогов в 1990-х будет вполне реально. Причем разъяснениями ВС в первую очередь воспользуются следователи, пусть даже компания когда-то и доказала свою налоговую правоту.

Поскольку срока давности нет, а обратная сила есть, то почему бы не заняться старым делом ради интересов бюджета, говорит партнер Bryan Cave Leighton Paisner Евгений Тимофеев.

Евгений Тимофеев партнер Bryan Cave Leighton Paisner «Честно говоря, у меня такое ощущение, что Верховный суд просто решил внести свою лепту в вопросы пополнения бюджета. Потому что я могу себе легко представить, если это появится, что берет следователь, открывает старые дела, например десятилетней давности, смотрит арбитражные суды, которые выиграны налогоплательщиком, а после этого начинает возбуждать дела по выигранным делам (то есть это можно в уголовном процессе пересмотреть) и начинает прессовать, соответственно, предпринимателей. Замечательная дубина для выбивания того, что налогоплательщик когда-то отстоял в суде. На мой взгляд, это приведет к беспределу».

Сейчас в России сроки давности по налоговым преступлениям — от двух до десяти лет. Все зависит от суммы недоимки. Не факт, что это умышленные деяния. Предприниматель может допустить ошибку, налоговая ее не заметить или заметить слишком поздно. Все, бизнесмен чист перед ФНС и законом. Но, даже если он знал, на что шел, время прошло, до свидания.

Если же изменятся правила, то каждая компания будет знать: она в любой момент может оказаться под ударом. В худшем случае можно сесть в тюрьму на несколько лет, в лучшем — заплатить. Для этого придется всегда иметь финансовый запас, хотя деньги могли бы пойти на другие цели, замечает глава «Деловой России» Алексей Репик.

alt=»Алексей Репик» />Алексей Репик глава «Деловой России», председатель совета директоров АО «Р-Фарм» «Каждая компания должна все время держать в уме риск возникновения дополнительных налоговых претензий. Компании будут формировать резервы, и, вместо того чтобы инвестировать в развитие бизнеса, направления, будут выбирать более консервативную стратегию. Это не только вопрос и не столько даже вопрос административного давления, но это и все в значительной степени создание среды неопределенности».

Сроки давности по налогам — мировая практика. Есть страны, где законы гораздо жестче, чем у нас, например в Великобритании. Но есть огромная разница. К примеру, английский предприниматель шесть лет назад случайно, по ошибке что-то не оплатил. Ничего страшного, простят. Но если докажут, что он сделал это намеренно, то будет совсем другой разговор.

Просто в Британии принято платить налоги. Поэтому, как говорят местные юристы, 90% компаний все это не касается. Да и правила в правовой державе не меняются, рассказывает управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» Владимир Гладышев.

Владимир Гладышев управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» «Правила игры установлены давно. И все адвокаты к этому готовы, и все налоговые консультанты ко всему готовы. Там никому не придет в голову менять радикально налоговую систему задним числом. Сроки давности здесь гораздо более жесткие, более обширные. С другой стороны, английская система построена на огромном количестве здравого смысла. Если вы не являетесь закоренелым налоговым преступником и явным мошенником, вас преследовать не будут. Произвольного преследования налогоплательщиков, как в России, в Англии нет».

Наше же отличие в том, что правила меняются постоянно, и в этот раз может случиться, что радикально. При этом частному предпринимательству в России всего 30 лет. Те, кто пережил 1990-е, хорошо помнят, что тогда на того, кто налоги платил, смотрели косо, а вот тот, кто не платил, — молодец, наш, поступает как все.

Читайте так же:
Арбитражный суд проверить компанию

Первой ласточкой стало дело ЮКОСа, когда акционеров наказали за старые грехи (не будем сейчас рассуждать о справедливости). Но теперь то же самое может случиться с любым. Неуплата налогов по сути та же самая кража.

Но по кражам срок давности есть, а по налогам его хотят отменить. И не важно, что у компании давно сменились акционеры, которые, например, когда-то незаконно возместили НДС. Заплатят за прежних владельцев. И не важно, что старые недоимки давно простила сама налоговая. Следователь с удовольствием не простит.

Положение о сроке давности уголовного преследования за налоговые преступления пересмотрят

На состоявшемся вчера заседании Пленума Верховного Суда Российской Федерации обсуждался проект Постановления «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (далее — Проект). Текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ.

Разработка нового Проекта обусловлена тем, что в 2017 году были внесены изменения в нормы, касающиеся привлечения к ответственности физлиц, организаций и ИП, уклоняющихся от уплаты налогов, сборов, страховых взносов (ст. 198-199 Уголовного кодекса). Кроме того, на практике возникают вопросы, связанные с неисполнением налоговым агентом обязанностей по исчислению, удержанию или перечислению налогов и сборов в соответствующий бюджет, сокрытием денежных средств либо имущества организаций или ИП, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам (ст. 199.1-199.2 УК РФ). Напомним, что в настоящий момент действует постановление Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (далее – Постановление). Судьи ВС РФ отметили, что оно нуждается в существенной переработке.

При разработке Проекта не меньшую роль сыграла сложившаяся статистика за 2016-2018 годы, которую в ходе заседания Пленума привел судья ВС РФ Владимир Кулябин. Так, в 2016 году по ст. 198-199.2 УК РФ было осуждено 579 лиц, в 2017 году – 583 лица, а в 2018 году – 605 лиц. При этом больше половины указанных лиц были привлечены к ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, причем преимущественно в особо крупном размере.

Как определить крупный и особо крупный размер в целях привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов и взносов? Узнайте ответ в «Энциклопедии решений. Налоги и взносы»интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Первое, на что обратили внимание судьи ВС РФ – это общественная опасность уклонения от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, которая заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную систему России (п. 1 Проекта). Согласно разъяснению судей ВС РФ под уклонением от уплаты налогов, сборов и страховых взносов понимается умышленное деяние, направленное на неуплату в крупном или особо крупном размере денежных средств (абз. 1 п. 3 Проекта). А способом такого уклонения являются действия в виде умышленного включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений либо умышленное непредоставление налоговых документов (абз. 2 п. 3 Проекта). Судья ВС РФ Владимир Кулябин сообщил, что такое преступление как уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов является длящимся, соответственно, срок давности уголовного преследования должен исчисляться с момента добровольного погашения либо взыскания недоимки по налогам, сборам или страховым взносам (абз. 3 п. 3 Проекта). Данное преступление, по его мнению, следует квалифицировать как оконченное с момента неуплаты налогов, сборов, страховых взносов в установленный срок. Фактически срок исковой давности будет отменен. Судья ВС РФ отметил, что данные уточнения направлены на формирование единообразной практики исчисления срока давности уголовной ответственности.

Кроме этого, судьи ВС РФ указали, что непредоставление любых документов, используемых в бухгалтерском учете для начисления налогов, например, выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций, копия журнала полученных и выставленных счетов-фактур или наличие в них заведомо ложных сведений будет рассматриваться как способ уклонения от перечисления денежных средств в налоговую инспекцию (п. 4 Проекта).

Помимо этого, Владимир Кулябин отметил, что судьи ВС РФ придерживаются новой позиции по субъекту преступления – плательщика, уклоняющегося от уплаты налогов, сборов, страховых взносов. Согласно предложению, субъектом может быть лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые в налоговые органы организацией в качестве отчетных за налоговый период (п. 6 Проекта). Сейчас к таким субъектам отнесены руководитель организации, бухгалтер, иные уполномоченные лица, в том числе фактически выполняющие обязанности руководителя или бухгалтера (п. 7 Постановления). Новой позиции судьи ВС РФ придерживаются и по вопросу определения субъекта преступления – налогового агента, не исполняющего свои обязанности. Они предлагают признать субъектом преступления физическое лицо, имеющее статус ИП либо иное лицо, на которое в силу закона или на основании доверенности возложены обязанности налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов, сборов, страховых взносов в соответствующий бюджет (абз. 1 п. 16 Проекта).

Кроме того, судьи ВС РФ дали разъяснения, касающиеся субъективной стороны налоговых преступлений – уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты (п. 7 Проекта).

Читайте так же:
Процедура бракосочетания с гражданином греции

Важное замечание судьи ВС РФ сделали в отношении преступлений, касающихся сокрытия денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов и страховых взносов (ст. 199.2 УК РФ). Они отметили, что необходимо в каждой ситуации установить не только денежные средства или имущество, за счет которых будет произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, но и обстоятельства, подтверждающие намеренное их сокрытие с целью уклонения от взыскания недоимки (п. 19 Проекта).

Судьи ВС РФ сохранили действующие разъяснения о доказательствах и доказывании по уголовным делам о налоговых преступлениях. При этом они сделали дополнение о том, что при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции (п. 23 Проекта). Однако Владимир Кулябин отметил, что фактические обстоятельства, установленные в таких судебных решениях, не предопределяют выводы суда о виновности либо невиновности лица в совершении преступлений.

Проект был направлен на доработку. По мнению заместителя председателя ВС Республики Татарстан Максима Беляева, актуальность документа заключается в том, что он затрагивает всех участников налоговых правоотношений – физлиц, ИП и юрлиц. Он отметил, что данный Проект, в случае принятия, окажет реальную помощь в правильном применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства об ответственности за налоговые преступления.

ВС проверил срок взыскания налога

ВС проверил срок взыскания налога

В деле № А21-10479/2019 налоговая пыталась отсудить 1,8 млн руб. долгов по налогам, штрафов и пеней, а налогоплательщик, ООО «Неринга», возражало, что сроки на взыскание прошли.

  • 24 января 2018 года – компания представила налоговую декларацию по НДС за четвертый квартал 2017 года в МИ ФНС № 7 по Калининградской области;
  • 11 мая 2018 года – налоговая вынесла акт по итогам камеральной проверки;
  • 12 ноября 2018 года – налоговая вынесла решение о доначислении «Неринге» 1,8 млн руб. налога, пеней и штрафов.
  • 26 февраля 2019 года – вынесено требование об уплате налогов, пеней и штрафов;
  • 23 марта 2019 года – налоговая приняла решение взыскивать долги за счет средств, находящихся на счетах;
  • 10 апреля 2019 года – оказалось, что денег на счетах нет, и налоговая приняла решение взыскивать долги за счет имущества;
  • 19 июля 2019 года – Управление ФНС отменило решение нижестоящей налоговой о взыскании долгов за счет имущества;
  • 2 августа 2019 года – налоговая обратилась в суд, потому что денег на счетах не было, а решение о взыскании за счет имущества было отменено.

АС Калининградской области удовлетворил требования. А вот 13-й ААС встал на сторону налогоплательщика, обратив внимание на пропуск сроков, установленных Налоговым кодексом:

  • решение о привлечении к ответственности надо было принять до 12 июля 2018 года, но принято через четыре месяца – 12 ноября;
  • подать иск в суд надо было не позднее 16 мая 2019 года, ведь шестимесячный срок на обращение в суд начался 15 января 2019-го.

Апелляционная «тройка» под председательством Ольги Горбачевой сослалась в своих расчетах на п. 3 ст. 46 НК. Она дает на подачу иска о взыскании недоимки полгода, которые начинаются после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Таким образом, инспекция могла подать иск после 16 мая только вместе с ходатайством о восстановлении пропущенного срока, но не сделала этого. А поскольку она опоздала и не заявила ходатайство, то лишилась возможности обращения в суд, как говорится в п. 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года № 57.

АС Северо-Западного округа посчитал сроки иначе. Он обратил внимание на другое судебное разбирательство ИФНС – дело № А21-8475/2019. Там суд подтвердил законность требования инспекции о взыскании налогов от 26 февраля 2019 года, которое общество должно было исполнить до 19 марта 2019-го. Следовательно, решил АС СЗО, срок на подачу иска согласно п. 3 ст. 46 НК должен был рассчитываться начиная с 20 марта 2019 года и заканчивался спустя шесть месяцев в сентябре. МИ ФНС не опоздала, потому что подала иск в августе, решила коллегия под председательством Светланы Соколовой.

С этим не согласилась компания «Неринга». Она отправила жалобу в Верховный суд и указала, что для определения шестимесячного срока надо учитывать совокупность сроков, которые Налоговый кодекс предусматривает для разных мероприятий налогового контроля. Если применить такой подход, станет ясно, что срок на подачу иска в суд пропущен, настаивала компания.

Решения недействительны, срок пропущен

30 июня экономколлегия разобралась в доводах сторон. Представитель «Неринги» Константин Белей поддержал решение апелляции, которая заняла сторону налогоплательщика. «Апелляция правильно установила нарушение сроков, она приняла во внимание, что майский акт ИФНС направила в сентябре», – заявил он и перечислил и другие нарушения сроков. Юрист также не видит оснований для применения двухлетнего срока исковой давности. Ведь он действует в том случае, если госорган применил меры по бесспорному взысканию. Но поскольку меры были отменены, это правило не применяется, излагал Белей. В ответ на вопросы председательствующего Белей уточнил: управление само отменило требование, решение о взыскании налога, инкассо и постановление о взыскании денежных средств и имущества. «Месяц спустя направили письмо, что требования они все-таки считают действительными и отменили ошибочно», – пояснил Белей.

Читайте так же:
Можно ли развестись не подавая на алименты

– Ст. 46 и 47 содержат два срока на обращение в суд за взысканием: один срок шестимесячный, п. 3 ст. 46. Второй срок, ст. 47, двухлетний. В чем разница? – обратилась к юристу судья Татьяна Завьялова.

— Ст. 46 возможна, когда налоговая инспекция не успела перейти к реализации полномочий по взысканию за счет денежных средств. Пункт не позволяет инспекции выносить решения, если этот срок пропущен. Решения, вынесенные с нарушением срока, недействительны, – пояснил Белей.

Ст. 47 позволяет применить двухлетний срок только с условием, что инспекция реализовала свои полномочия и в шестимесячный срок вынесла решение, – продолжал юрист.

– Что препятствует плавно перейти к ст. 47 НК, ведь двухлетний срок явно не пропущен? – уточнила Завьялова.

– Препятствует недействительность ненормативных актов, ведь они вынесены несовременно, – еще раз подчеркнул Белей.

Он обратил внимание, что сроки обеспечивают правовую определенность.

– А правовая определенность для процессуальных отношений или все-таки материальных? Не свидетельствует ли наличие судебного спора как раз о правовой неопределенности? – задала вопрос судья Наталья Павлова. – Материальное отношение – это обязанность платить налоги.

– Есть правовая определенность, если процедурно не принято определений о приостановлении, – такую точку зрения высказал Белей. – Здесь наличие судебного спора не мешало вынести решение о взыскании налога.

Считать все вместе

Белею оппонировал замначальника правового управления ФНС Александр Матвиенко. По его мнению, налогоплательщик не прав, когда, по сути, исключает процедуру взыскания за счет иного имущества (ст. 47 НК). Компания оспорила решение налогового органа в суде, оно было проверено и суды согласились, что начисления были обоснованы. Таким образом, после 4 апреля 2019-го не было необходимости еще раз проводить ревизию решения. То есть после этой даты срок уже не течет и не является пропущенным, подчеркнул Матвиенко. Поэтому не нужно было подавать ходатайство, считает ФНС.

– К вопросу о соотношении ч. 3 ст. 46 и ч . 1 ст. 47 НК в смысле сроков, вы исходите из того, что срок не пропущен и ссылаетесь на 47-ю, – обратился к Матвиенко председательствующий Анатолий Першутов. – Срок составляет два года, если налоговым органом были приняты надлежащие меры по взысканию за счет денежных средств налогоплательщик и не приняты меры по взысканию за счет иного имущества. Налогоплательщик считает, что ст. 47 не применяется, ведь ИФНС не выполнила эти условия с учетом сроков.

– Мы считаем, что можно, шестимесячный и двухлетний сроки надо разделить, – пустился в объяснения Матвиенко. – Шестимесячный срок исчисляется с момента вступления в законную силу решения. Если смотрим время с начала проверки, то работает 47-я, то есть общий срок для окончательного взыскания двухлетний с учетом всех процедур. Промежуточные моменты будут сдвигаться, потому что были нарушения.

Затем Першутов перешел к теме камеральной проверки. Ее срок налоговая нарушила – вместо трех месяцев проводила ее почти в три раза дольше. «Тогда, получается, срок камеральной проверки вообще не будет никакого значения иметь в этом случае?» – уточнил Першутов.

– Мы считаем, что правило такое: нельзя выйти за пределы двухлетнего срока, если мы посчитаем все в совокупности, – ответил Матвиенко.

Затем Першутов вернулся к норме «Срок составляет два года, если налоговым органом были приняты надлежащие меры по взысканию за счет денежных средств». Вышестоящая налоговая отменила такое решение, и у Першутова был вопрос, можно ли считать такую меру надлежащей. «Нижестоящий орган считал, что меры приняты обоснованно», – начал Матвиенко.

– Надо исходить из объективных факторов, а не мнений, – поправил его Першутов.

– Решение вышестоящего налогового органа нижестоящий не может обжаловать, поэтому оставалось обратиться в суд, – пояснил представитель ФНС.

А тройка судей, выслушав все выступления и обсудив дело в совещательной комнате, огласила: жалобу оставить без удовлетворения, акт кассации в пользу налоговой – без изменения. Такие решения экономколлегия принимает редко: абсолютное большинство жалоб все-таки удовлетворяют.

Тема актуальная, потому что налоговые достаточно часто нарушают сроки, комментирует Михаил Бегунов, управляющий партнер Tax Compliance Tax Compliance Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании × . По его мнению, скорее всего, срок исчисления не будет изменяться, хотя налоговый орган нарушил процедурные сроки. В мотивированном решении, которое выйдет позже, по мнению Бегунова, можно ожидать уточнения позиции по двум вопросам: можно ли игнорировать процессуальные нарушения инспекций в спорах о принудительном взыскании налога и верно ли считать днем выявления недоимки дату подачи недостоверной декларации.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию