Femida96.ru

Юридическая помощь для всех
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Приватизация и демонополизация

Приватизация и демонополизация

Приватизация в России на первом этапе (с I июля 1991 г. по I июля 1994 г.) была сведена в большинстве случаев к формальной смене собственника без технического развития производства и обращения к рыночным методам управления.

Второй этап приватизации (уже реальной) требуется для того, чтобы произошла концентрация акций у немногочисленного слоя лиц, чтобы сформировались конкретные группы, владеющие контрольным пакетом акций.

Сегодня необходимо выработать целостную программу реконструкции российских предприятий. Здесь наиболее важная проблема связана с поиском инвестиций. Только через инвестиции можно всерьез поднять предприятия, тем более, что сама по себе приватизация подготовила их к этому. Таким образом, приватизация может стать действенным инструментом и структурной политики.

Для того, чтобы приватизация стала реальной, нужно время. Тогда будут реализованы и важнейшие цели реформы. Например, цель пополнения доходов государственного бюджета. Для того, чтобы существенно пополнить бюджет, нужно изыскивать иные ресурсы, проводить эффективную фискальную (бюджетно-налоговую) политику.

Другая важная цель — это повышение эффективности производства. Простая смена собственника не приведет автоматически к повышению эффективности. К этому может привести долговременный поиск эффективного собственника. Для большинства предприятий нужен не столько «хороший» собственник, сколько умелый менеджер.

В долгосрочном плане приватизация может способствовать росту эффективности, тогда как на сегодняшний день может оказаться, что затраты нового собственника на приобретение предприятия будут им быстро восполняться, и вместо накопления капитала произойдет его вымывание, сокращение производственных ресурсов предприятия с целью покрытия понесенных затрат.

Постприватизационное развитие предприятий взаимосвязано с развитием экономики в целом и требует создания благоприятного экономического климата в России. Акционерные и частные предприятия, возникшие в процессе приватизации, более чутко реагируют на изменение рыночной ситуации и степени государственного воздействия. Последствия необдуманной государственной экономической политики сказываются на них сильнее.

Приватизация способствует демонополизации производства. В ходе реорганизации, разукрупнения и приватизации действующих предприятий появляются малые и средние предприятия, которые выходят на рынок с различными товарами и услугами. При разделении предприятия вместо одного возникают два или более новых предприятия.

К сожалению, в России резкий переход к акционированию крупных предприятий без их предварительного разделения не позволил увязать задачи приватизации и демонополизации.

В настоящее время более 600 предприятий производят от 35 до 100 % российского выпуска отдельных видов продукции. Так, ПО «Коломенский завод» выпускает 100 % магистральных тепловозов: ПО турбостроения «Ленинградский металлургический завод» — 85 % паровых турбин; Рязанский комбайновый завод — 100 % картофелеуборочных комбайнов; Тихорецкий мясокомбинат — 100 % мясных консервов для детей.

Создание финансово-промышленных групп в форме холдинговых компаний, акционерных обществ, перекрестного владения акциями должно решить важнейшую задачу экономической реформы: не только распределить бывшее государственное имущество между мелкими собственниками, но и стимулировать крупных стратегических собственников. Однако привлечение инвестиций, осуществляемых стратегическими собственниками, не может стать оправданием появления новых монопольных структур.

Холдинги и акционерные общества имеют тысячи мелких акционеров (как это происходит с АО «Газпром»). Вместе с тем они остаются монополистами, фактически руководимыми административным аппаратом. Проблему демонополизации удастся решить не во всех отраслях народного хозяйства и не только методами разукрупнения. Контроль над монополиями является неотъемлемой частью политики демонополизации.

Вопрос 2. Механизмы изменения форм собственности (приватизация, национализация, интеграция, демонополизация и др.) хозяйственных образований

Приватизация представляет собой систему экономических отношений, возникающих в связи с изменением формы собственности на средства производства: с «государственной» на «частную». В 1992 г. обсуждались различные программы приватизации, подготовлен­ные комиссиями Верховного Совета и правительством. В середине года под давлением кабинета реформаторов был принят проект, который в теоретичес­ком отношении опирался на идеи радикального либерализма — представления о частной собственности как наиболее эффективной форме организации хозяйственной деятельности, которая лучше всего реализует "естественные" права и интересы человека. Радикализм этой программы заключался в ориен­тации на максимально возможные масштабы и форсированный способ проведения. Конечной целью приватизации объявлялось формирование широкого класса собственников, способных создать социальную базу нового демократи­ческого общества; приоритет отдавался накоплению частного капитала

Другим отражением приватизации экономики является процесс формирования акционерных обществ (АО) как современной коллективной формы частного капитала.

Источники средств для приватизации (соответственно для акционирова­ния предприятий) можно подразделить на внутренние и внешние. К внутрен­ним относятся средства, имевшиеся в распоряжении частного капитала для приобретения приватизируемых государственных предприятий — денежные сбережения наиболее состоятельной и предприимчивой части населения, включая капитализированные доходы теневой экономики, а также капитал, сформированный в период рыночных реформ. К внешним следует отнести дополнительные доходы, образовавшиеся в частном секторе благодаря госуда­рственной политике поддержки приватизации и сокращения расходов част­ного капитала на приобретение приватизируемых объектов.

Национализация
Национализация — переход частных предприятий и отраслей экономики в Собственность государства.

Согласно законопроекту "Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации /национализации/" о национализации, подготовленному Минимуществом, под национализацией понимается принудительное обращение имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность РФ для удовлетворения ее потребностей в продукции, непосредственно обеспечивающей обороноспособность и безопасность государства, с предварительным и равноценным возмещением Российской Федерацией стоимости имущества и других убытков, причиняемых собственнику.

Расположенное на территории РФ имущество, находящееся в собственности иностранного физического или юридического лиц, подлежит национализации в соответствии с новым федеральным законом, если другое не установлено международным договором РФ.

В состав национализируемого комплекса могут входить земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье и продукция, необходимая для достижения целей национализации. Национализация имущества для удовлетворения потребностей субъектов РФ и муниципальных образований не допускается. В отношении денег и ценных бумаг решение о национализации не может быть принято.

В случае, если права собственника не оформлены надлежащим образом, такой собственник может быть установлен судом, в том числе по иску федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в сфере национализации. Отказ от права собственности в отношении национализируемого имущества, перемена его собственников, признание собственника – гражданина безвестно отсутствующим, а также реорганизация, ликвидация и несостоятельность юридического лица национализируемого имущества не являются основанием для приостановления процедуры национализации.

Читайте так же:
Восстановление отцовства через суд

Решения о национализации принимаются на основании акта правительства РФ. В решении о национализации должно содержаться наименование национализируемого имущества, наименование лица, являющегося его собственником.

Интеграция

Интеграция представляет собой процесс взаимного приспособления, расширения экономического и производственного сотрудничества, объединения национальных хозяйств двух или более государств, форма интернационализации хозяйственной жизни

Зависимость интеграционных и дезинтеграционных процессов определяется влиянием внешних и внутренних факторов. Среди внешних факторов важны мировые тенденции развития экономических отношений, политические и экономические интересы (экономическая потребность в восстановлении или в развитии новых форм интеграции национального хозяйства, а она объективно может реализоваться в том случае, если она дополняется соответствующей политической волей), поиск новых организационных форм в мирохозяйственных отношениях, экономическая политика государств, характеристики экономической системы государства и т. д.

Одним из факторов интеграции является интеграционный потенциал. Разрозненным элементам системы присущи внутренние силы, способствующие стремлению к объединению элементов в целостное образование. На примере России влияние интеграционного потенциала четко прослеживается: после распада СССР на отдельные замкнутые экономические пространства центростремительные силы начали подталкивать бывшие республики к возобновлению старых экономических связей, тем более, что высоко интегрированная экономическая система бывшего Союза определяла и промышленный потенциал каждого субъекта СНГ, и единое экономико-правовое пространство для движения товаров и капиталов.

Демонополизация

В основе процесса развития конкуренции и рыночных отношений лежат следующие основные мероприятия:

1) полный демонтаж административно-командной системы, тех ее звеньев, которые способствуют сохранению и воспроизводству монополистических отношений;

2) изменение производственной структуры на базе разукрупнения и диверсификации существующих производств;

3) формирование организационного и правового механизма выявления и преодоления монополизма в экономике.

Основным нормативным актом является: "Закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". Для проведения государственной политики по развитию конкуренции и ограничению деятельности монополий в 1991 году был создан Антимонопольный комитет РФ, который осуществляет:

Контроль за соблюдением антимонопольных требований при создании, реорганизации и ликвидации предприятий;

Контроль за крупными продажами и покупками акций, которые могут привести к доминирующему положению фирм (более 35% рынка);

Предоставление льготных кредитов и налоговых льгот для впервые вступающих на данный товарный рынок предприятий;

Финансирование мероприятий по расширению выпуска дефицитных товаров;

Привлечение иностранных инвестиций, развитие свободных экономических зон

К основным функциям органа по антимонопольной политике относятся:

· Подготовка предложений по совершенствованию антимонопольного законодательства и практики его применения, других нормативных актов и проектов законов, связанных с функционированием рынка;

· Разработка для органов власти и управления рекомендаций по проведению мероприятий, направленных на развитие товарных рынков и конкуренции;

· Осуществление мер по демонополизации производства и обращения;

· Контроль крупных сделок по купле и продаже акций, которые могут привести к доминирующему положению хозяйствующих субъектов;

· Контроль соблюдения антимонопольных требований при создании, реорганизации и ликвидации хозяйствующих субъектов.

Приватизация и демонополизация

Приватизация в переходной экономике является преобладающей формой разгосударствления, с одной стороны, и наделения граждан собственностью за счет тех или иных форм перераспределения общественного имущества, с другой. Под приватизацией, как правило, понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки отдельных граждан, трудовых коллективов или юридических лиц. На базе государственных предприятий могут возникать частные и смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах— от индивидуальных предпринимательств до всех видов корпораций.

Главное содержание приватизации заключается в трансформации предприятий-производителей, основанных на том или ином производственно-техническом комплексе (звеньев «единой фабрики» плановой экономики), к фирмам, базирующимся на капитале.

В процессе приватизации в ходе массовых трансакций (передачи, перехода прав собственности) появляются новые социальные категории — собственников (акционеров), управляющих (менеджеров), наемных работников. Приватизация, таким образом, создает предпосылки для коренных изменений в структуре общественных групп и отношений.

Реформы отношений собственности являются важнейшим элементом постсоциалистической рыночной трансформации. Однако подходы к проведению этих реформ, их темпам и масштабам, а также альтернативы форм реорганизации государственного сектора экономики могут существенно различаться. Так, одним из постулатов неолиберальной модели экономической рыночной трансформации, которой в целом следовало большинство постсоциалистических стран, являлось возможно более быстрое дерегулирование экономики, т. е. уход государства от непосредственного руководства агентами микроуровня и отделение реального сектора от государственного бюджета (отмена государственных субвенций, дотаций, льгот, гарантий и т. п.). В связи с этим ставилась задача предельно быстрого разгосударствления и приватизации большинства предприятий. Однако не во всем благоприятный первоначальный опыт реформы собственности, особенно в рамках крупных предприятий, заставил частично пересмотреть не только роль государства, но и место государственного сектора в переходной экономике.

Потенциальное противоречие между функциями собственности и контроля в корпоративных формах предпринимательства привело к серьезным конфликтам интересов в большинстве крупных приватизированных предприятий. Во всех постсоциалистических странах на фоне слабой законодательной проработки прав собственности интересы менеджмента противостояли интересам акционеров. А быстрая массовая приватизация по ваучерным схемам сопровождалась еще и конфликтами интересов внутренних и внешних инвесторов.

В связи с этим широко распространенная в первые годы рыночных реформ точка зрения на быструю приватизацию и накопление «критической массы» частной собственности как на необходимые условия выбора между либеральным или социал-демократическим путем развития постепенно сменилась пониманием особой роли государства и государственного сектора в переходной экономике. И даже учитывая, что приватизация в большинстве постсоциалистических стран (кроме некоторых республик бывшего СССР) в конце 90-х годов во многих отраслях уже подошла к завершению, нельзя оставить без внимания аргументы сторонников госкапиталистической модели предприятий.

Во-первых, часть предприятий в течение длительного времени сохраняется в государственной собственности по причине необходимости полного или частичного государственного контроля или невозможности включить их в общие программы приватизации. Характерно, что и в развитой рыночной экономике определенное число так называемых общественных, или публичных, предприятий (как правило, железнодорожный транспорт, почта, телекоммуникации, энергетика, угольная и некоторые другие отрасли) обычно остается в руках государства. Во-вторых, неудачная или противоречащая законодательству приватизация отдельных предприятий может привести к необходимости передачи их вновь в государственную собственность тем или иным путем (как это было, например, в результате выкупа московским правительством у негосударственных собственников контрольных пакетов акций крупных автомобильных заводов).

Читайте так же:
Алименты от государства, если не платит отец – как получить пособие подробное руководство

В любом случае в переходной экономике государственный контроль отличается от государственного управления в плановой экономике. Государственные предприятия должны быть выведены на режим функционирования, соответствующий основным требованиям рыночной среды, т. е. быть «маркетизированы». Эти требования в основном сводятся к следующему: жесткий бюджет, конкуренция, реструктуризация производства и финансов, организация корпоративного управления.

Приватизация стала ядром институциональной реформы, в ходе которой формируется новая организационно-экономическая структура предпринимательства и само предпринимательство как экономический феномен.

Предпринимательство представляет собой специфический сектор экономики, функционирующий в соответствии с рядом присущих именно ему закономерностей. Структурные элементы этого сектора — разнообразные предприятия в истинном смысле слова — действуют по строгому принципу: либо хозяйственный успех, либо банкротство, экономическая смерть. Этот принцип, реализуемый лишь в условиях конкуренции, неизбежно диктует стремление усилить деловую активность, увеличить хозяйственный оборот.

Предприниматель в условиях нынешней рыночной экономики — это прежде всего новатор, осуществляющий такую сложную комбинацию факторов производства, результатом которой становится товар и услуга, не имеющие себе аналогов.

Результаты предпринимательства выступают в виде коммерческого эффекта, воплощенного в деньгах (прибыли).

Предпринимательство (бизнес) — это любая приносящая прибыль деятельность, удовлетворяющая потребности общества в товарах и услугах. Две стороны современного бизнеса: прибыльность и направленность на удовлетворение нужд потребителей — неразрывно связаны друг с другом, определяют экономические и социальные ориентиры его развития.

Не обязательно быть собственником, чтобы быть предпринимателем. Например, деятельность посредников, не являющихся собственниками товаров и ценных бумаг, так же представляет собой путь к выявлению прибыли, ее извлечению и присвоению. Предприниматель обладает качествами, которые не делают его выше или лучше остальных, они делают его другим, — это деловая активность, предприимчивость, инициатива.

Почему же общество считает возможным выделять предпринимателю часть прибыли? Предприниматель осуществляет затраты особого рода, отличающие его от других работников по скорости и оптимальности принятия решений.

Предпринимательская деятельность может и не зависеть напрямую от собственности. На крупных предприятиях это приводит к резкому разграничению предпринимателя и собственников-акционеров. Между тем предприниматели-менеджеры, получившие полномочия от частных или государственных собственников, отличаются от предпринимателей-собственников в одном отношении: им не важно, кто собственник.

Всегда существует опасность того, что государство предоставит «своим» предприятиям особые льготные условия. Назначенные правительством менеджеры едва ли станут противиться подобному вмешательству. В данном случае фигура предпринимателя-менеджера символизирует меньшие гарантии для существования свободной рыночной экономики, чем предприниматель-собственник.

В ближайшем будущем особого внимания требует развитие внутреннего рынка, поддержка мелкого и среднего предпринимательства. Поддержка национальных товаропроизводителей и разумный протекционизм во внешнеэкономической политике должны сочетаться с формированием внутренней конкурентной среды и регулированием монополий.

Приватизация способствует демонополизации производства. В ходе реорганизации, разукрупнения и приватизации действующих предприятий появляются малые и средние предприятия, которые выходят на рынок с различными товарами и услугами. При разделении предприятия вместо одного возникают два или более новых предприятия.

Малые предприятия (особенно в сфере торговли) являются ключевыми при переводе к эффективной рыночной экономике: они формируют спрос на готовые товары и продукцию. Критериями малого бизнеса являются небольшое количество работников, виды и объем предоставляемых услуг, территориальная ограниченность и обозримость предприятия. Малые предприятия вступают в отношения конкуренции друг с другом, способны насытить рынок товарами лучшего качества по более низким ценам.

Свободные средства предприятий и населения с целью их вложения в производство используются различными группами инвестиционных компаний. Одни компании осуществляют прямые направленные инвестиции (холдинги, финансовые группы и финансовые компании), другие — повсеместные инвестиции (собственно инвестиционные компании, страховые и пенсионные фонды).

Традиционно под инвестиционной компанией понимается инвестиционное акционерное общество, формирующее свой капитал посредством выпуска и продажи акций. Инвестиционная фирма в другой форме собственности обычно называется трастом и управляет капиталом вкладчиков по их доверенности.

Инвестиционная компания формирует свои ресурсы только за счет собственных средств путем размещения акций среди юридических лиц. У инвестиционных фондов есть возможность воспользоваться привлечением средств населения.

Существуют два пути формирования финансово-промышленных групп (ФПГ). Один — объединение самих крупных фирм; это и есть образование собственно ФПГ. Второй связан с тем, что вокруг крупной фирмы группируются ряд мелких и средних; это создание так называемых предпринимательских групп. Они представляют собой сеть имущественных и контрактных отношений между крупной фирмой олигополистического типа и мелкими и средними компаниями. Для предпринимательских групп характерно преобладание вертикальных связей; для ФПГ наибольшее значение имеют горизонтальные связи.

Экономической основой координации деятельности предприятий, входящих в финансово-промышленную группу, могут выступать: организация холдинговой компании; взаимное владение акциями; концентрация пакетов акций банком или трастовой компанией.

Холдинговые компании, являясь собственниками контрольных или паритетных пакетов акций других акционерных обществ, получают возможность эффективного воздействия на осуществление производственной и инвестиционной стратегий на многих предприятиях различных отраслей.

К сожалению, в России резкий переход к акционированию крупных предприятий без их предварительного разделения не позволил увязать задачи приватизации и демонополизации.

Создание финансово-промышленных групп в форме холдинговых компаний, акционерных обществ, перекрестного владения акциями должно решить важнейшую задачу экономической реформы: не только распределить бывшее государственное имущество между мелкими собственниками, но и стимулировать крупных стратегических собственников. Однако привлечение инвестиций, осуществляемых стратегическими собственниками, не может стать оправданием появления новых монопольных структур. Контроль над монополиями является неотъемлемой частью политики демонополизации.

Развитие малого и крупного предпринимательства способствует стабилизации хозяйственных связей, формированию внутренней конкурентной среды, сужению сферы влияния теневой экономики, развитию внешнеэкономических связей.

План приватизации на 2020–2022 годы

Прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества и основные направления приватизации федерального имущества на 2020–2022 годы (далее — ПП, программа) утверждён распоряжением правительства № 3260-р от 31.12.2019 года. Основными целями создания программы заявляются:

  • создание условий для эффективного управления государственным имуществом и отчуждение имущества, востребованного в коммерческом обороте;
  • сокращение доли государства в экономике;
  • привлечение инвестиций, стимулирование развития фондового рынка.
Читайте так же:
Где можно узнать пенсионные отчисления

Согласно программе, в ближайшие годы планируется приватизировать 86 федеральных государственных унитарных предприятий, 186 акционерных обществ, доли участия Российской Федерации в 13 обществах с ограниченной ответственностью, а также 1 168 объектов иного имущества государственной казны РФ. Можно предположить, что инвесторов в большей мере заинтересует та часть программы, которая касается продажи долей в акционерных обществах, поскольку это означает, что акции могут быть размещены на фондовом рынке. Хотя условия размещения могут оказаться различными.

Государство полностью планирует выйти из следующих активов:

  • Махачкалинский морской торговый порт,
  • Племенной форелеводческий завод «Адлер»,
  • Новороссийский морской торговый порт,
  • Внешнеэкономическое объединение «Алмазювелирэкспорт». После передачи его полномочий в части экспорта драгоценных металлов и драгоценных камней Госфонда России, необработанных алмазов и бриллиантов государственных фондов драгоценных металлов и драгоценных камней субъектов Российской Федерации и реализации представительных партий необработанных природных алмазов сторонней организации.

Сокращение доли участия государства планируется в следующих компаниях:

  • «Современный коммерческий флот» (до 75% плюс одна акция);
  • «Росспиртпром» (до 75% плюс одна акция);
  • «Банк ВТБ» (до 50% плюс одна обыкновенная именная акция), о продаже привилегированных акций речь не идёт;
  • «Кизлярский коньячный завод» (до 50% плюс одна акция).

При этом упоминание компании в программе вовсе не означает строгое обязательство государства продать имущество в установленные сроки — до 2022 года. Конкретные сроки и условия будут определяться в зависимости от рыночной обстановки.

Программа приватизации не ограничивается перечисленными выше компаниями, как уже было сказано, планируются к продаже доли более чем в 180 компаниях — это будут и миноритарные доли, а в некоторых и 100%. Спектр видов деятельности приватизируемых акционерных обществ очень широкий: компании, занятые в издательском деле, сельскохозяйственные предприятия, охотничьи и рыболовные хозяйства и др.

В силу обширности перечня приватизируемых компаний и видов их деятельности можно изложить лишь некоторые соображения по поводу перспектив публичных предложений.

Первое и самое очевидное: вовсе не обязательно акции всех этих компаний будут предлагаться в ходе IPO/SPO на фондовом рынке. Немалая часть может быть продана на аукционах на манер госзакупок. Более того, есть вероятность, что некоторые предприятия изначально будут предполагаться для продажи «в одни руки».

Второе соображение, вытекающее из первого. Почему предприятия могут продавать «в одни руки»? Это вполне логично, если доля государства в нём не превышает 25%, и у акционерного общества уже есть мажоритарный акционер (или группа связанных между собой акционеров) с долей более 75%. Компания и так уже практически подчинена основному акционеру (группе связанных акционеров), государство со своим пакетом мало что может противопоставить, разве только уставом компании предусмотрено наличие «золотой акции». Даже если акции компании будут предложены в ходе IPO/SPO, то это мало даст новым миноритарным акционерам. Практика показывает, что в подобных компаниях интересы таких акционеров не на первом месте, да и делистинг с принудительным выкупом — дело времени. На страницах «Открытого журнала» вы можете почитать материалы про «сундуки мертвецов» (первую, вторую и третью части), чтобы наглядно убедиться в том, как это бывает на практике.

Третье соображение. Не у всех компаний есть перспективы на фондовом рынке. Условно говоря, если уставный капитал общества разделён всего на десять акций, то что предлагать на IPO/SPO? Проходить процедуру листинга и соблюдать требования биржи ради десяти акционеров? Что из себя будут представлять торги этими десятью акциями? Это мы ещё не вспоминаем, что есть законодательные ограничения того, какая компания может считать себя публичной. Наблюдения за бумагами, торгующимися на Московской бирже, показывают, что листинг получают эмитенты, уставный капитал которых разделён более чем на сто тысяч акций. Если вы полистаете список приватизируемых компаний, то увидите, у некоторых компаний выпущено менее тысячи акций.

Общие выводы. Какие компании действительно могут быть предложены инвесторам на бирже? Скорее всего, это будут общества, уставный капитал которых разделён более чем на сто тысяч акций, и доля государства в обществе более 25%. Если из списка исключить компании, которые удовлетворяют этим требованиям, то список будет значительно короче изначально заявленных 186 акционерных обществ.

Сам текст постановления доступен здесь (список акционерных обществ для приватизации начинается с шестнадцатой страницы).

Теория теорией, но, чтобы стать настоящим профи, нужно практиковаться. Начните сейчас — откройте торговый счёт в «Открытие Брокер». А с программой лояльности O. InveStore! вы можете получать бонусы и кэшбек за торговлю на бирже!

Приватизация и демонополизация

ЦБ РФ: USD 71.06 EUR 82.62

К 1995 году процесс приватизации в России набрал обороты, и не появись «Связьинвест», через короткое время акции региональных операторов электросвязи оказались бы полностью в частных руках. Первый генеральный директор ОАО «Связьинвест» Александр Липатов в интервью главному редактору «Стандарта» Леониду Конику вспоминает об истории возникновения холдинга и его развитии на начальном этапе.

— Что привело к созданию холдинга «Связьинвест»?

— В начале 1990‑х годов в России начались рыночные преобразования, менялся уклад жизни. Требованием времени стало и изменение организационно-правовой формы предприятий, в том числе инфраструктурных. Предприятия связи получали законодательное право приватизироваться и могли сами выбрать любую из форм приватизации. Но при этом практически невозможно было учесть специфику отрасли, ее системный и сетевой характер, существенную оборонную, мобилизационную и социальную нагрузку на отраслевые предприятия. Поэтому Минсвязи РФ разработало концепцию приватизации и демонополизации в отрасли, которую одобрили президент и правительство РФ. В соответствии с ней часть предприятий связи сохраняла статус государственных (например, почта), а часть подлежала приватизации (например, электросвязь).

Читайте так же:
Сколько пенсионных баллов я заработал

Разрабатывая концепцию, а затем и программу приватизации в отрасли связи, Минсвязи должно было решить важную социально-политическую задачу: обеспечить работникам возможность участия в процессе приватизации своих предприятий. Со временем акции предприятий электросвязи стали довольно ценным активом. Например, уже через два года после приватизации работники отдельных региональных акционерных обществ, реализовав принадлежащие им акции, могли приобрести квартиру или автомашину.

Создание «Связьинвеста» осложнялось следующим обстоятельством. Сначала акционировались (читай – приватизировались) по решению трудовых коллективов (читай – руководства) предприятия электросвязи, и лишь затем формировалась холдинговая структура, объединяющая не их активы, а пакеты акций. Это приводило к тому, что в отдельных случаях появлялся риск потери контроля со стороны холдинга за деятельностью входящих в его состав акционированных предприятий или производилось ничем не обоснованное их дробление, нарушался принцип единства сети, заложенный в концепции приватизации.

Например, в Новосибирске, Костроме и Южно-Сахалинске городские телефонные сети (ГТС) вышли из состава областных предприятий (ПТУС) и приватизировались самостоятельно. В Петербурге ситуация была еще более острой. Там возникла угроза потери государством контрольного пакета акций междугородной телефонной станции (СПб ММТ), так как он был выставлен на продажу иностранному инвестору. Лишь усилия руководства Минсвязи РФ, прежде всего лично министра Владимира Булгака, позволили взять положение под контроль.

Эта ситуация в значительной мере актуализировала создание холдинговой компании. ОАО «Инвестиционная компания связи» (сокращенно – «Связьинвест») было зарегистрировано 18 сентября 1995 года. Его уставный капитал был сформирован за счет принадлежавших государству и находившихся в федеральной собственности пакетов акций 85 приватизированных к тому моменту предприятий электросвязи.

— Какие задачи ставились перед «Связьинвестом» в момент его создания?

— Если абстрагироваться от общегосударственной «нагрузки» и сосредоточиться лишь на проблемах отрасли, то могу назвать следующие задачи: обеспечение единства и сохранение работоспособности сети электрической связи; стимулирование инвестиционного процесса в условиях сохранения государственного регулирования тарифов на услуги связи; предоставление услуг международной, междугородной и местной связи; повышение самостоятельности предприятий при сохранении необходимого и достаточного опосредованного участия государства в процессе управления ими; обеспечение условий для демонополизации в отрасли, создания конкуренции в производстве и реализации услуг связи; обеспечение единой технической политики; обеспечение роста капитализации и повышения стоимости акций, как самого холдинга, так и предприятий, входящих в его состав; обеспечение оптимальной региональной структуры акционерного общества; обеспечение баланса интересов государства в лице федеральных и региональных органов власти и всех иных акционеров, включая зарубежных.

Важной задачей была приватизация самого холдинга, организация открытого тендера по продаже пакета его акций (25 % плюс одна акция). Причем эта задача должна была решаться в очень короткие сроки – до середины декабря 1995 года.

— Можно ли сказать, что «Связьинвест» создавался исключительно для сохранения за государством контроля в электросвязи?

— Это было важной, но не единственной задачей. Более того, концепция приватизации предполагала постепенное уменьшение влияния государства на деятельность холдинга.

Было еще одно важное обстоятельство. Мало кто помнит, но в момент создания «Связьинвест» получил лицензию на местную, междугородную и международную электросвязь. Предполагалось, что создаваемый холдинг со временем станет оператором, способным составить в отдельных сегментах рынка конкуренцию ОАО «Ростелеком». Не случайно программы приватизации и демонополизации в отрасли связи были утверждены одним постановлением правительства РФ.

Создание конкурентной среды в телекоммуникационной отрасли было более сложной и не менее важной задачей. Все мы – участники процесса – возможно, по-разному, но понимали, как можно уменьшить государственное участие в деятельности предприятий, а с процессом демонополизации столкнулись впервые. Здесь требовались более тонкие «настройки» и механизмы внедрения, а главное – более долговременные.

— Но «Связьинвест» так и не стал для «Ростелекома» прямым конкурентом.

— В соответствии с разработанной руководством Минсвязи концепцией «Ростелеком» должен был активизировать усилия в направлении местной телефонии, в том числе за счет мобильной связи. В свою очередь, «Связьинвест» был призван дополнить возможности входящих в его состав операторов международной и модернизированной междугородной составляющими. В этом случае мы бы получили двух примерно равных по исходным возможностям крупных операторов, которых конкуренция заставила бы активно развиваться.

К сожалению, реальная ситуация складывалась иначе. К моменту создания «Связьинвеста» на рынке услуг связи появились новые амбициозные игроки: крупные операторы мобильной связи (МТС и «ВымпелКом»). Тепличные условия, созданные для последних, резко ухудшили положение операторов фиксированной связи. «Ростелеком» и предприятия, входившие в состав «Связьинвеста», продолжали действовать в условиях жесткого регулирования тарифов. Кроме того, на них по-прежнему возлагались государственные задачи, как на федеральном, так и на местном уровне, а мобильные операторы были освобождены от такого груза изначально. Очевидно, что при грамотном регулировании рынка услуг связи можно было безболезненно и с большим эффектом решить эту проблему в интересах всех операторов, а главное – потребителей услуг. Тем не менее необходимые шаги своевременно сделаны не были. Думаю, имелись и иные причины, почему «Ростелеком» не реализовал возможности в соответствии с концепцией приватизации. Да и «Связьинвест» так и не стал оператором электросвязи: соответствующая лицензия была отозвана в 1997 году. В итоге мы имеем то, что имеем.

— Указ президента РФ о создании «Связьинвеста», который в октябре 1994 года подписал президент РФ Борис Ельцин, гласил, что это делается «для привлечения дополнительных инвестиций в развитие сети электросвязи». Была ли выполнена эта задача?

— Думаю, что да. Во-первых, условия тендера по продаже пакета акций «Связьинвеста» предполагали соответствующую инвестиционную нагрузку на покупателя. Во-вторых, что не менее важно, изменение организационно-правовой формы предприятий связи позволило активизировать инвестиционный процесс за счет сугубо рыночных инструментов привлечения инвестиций.

В октябре 1995 года был объявлен тендер на продажу 25 % плюс одной акции холдинга. В нем приняли участие три компании. В конце ноября победителем была признана итальянская фирма STET, в которую входил Italtel. При этом покупатель принимал на себя обязательство заплатить более $1,4 млрд: $639 млн – государству за акции, и еще $764 млн – в течение двух лет в фонд инвестиций «Связьинвеста». Однако из-за политического давления, прежде всего со стороны отдельных фракций Госдумы, итоги тендера в конце 1995 года были аннулированы.

Читайте так же:
Какие документы надо для перерасчета пенсии

В 1997 году была предпринята вторая попытка продажи акций «Связьинвеста». В подготовке и проведении того тендера я участия не принимал, но, по официально опубликованной информации, при стартовой цене $1,18 млрд победителем стал консорциум Mustcom Ltd., предложивший за 25 % плюс одну акцию «Связьинвеста» $1,875 млрд. Сумма оказалась больше, чем в 1995 году, но к тому времени и капитализация холдинга была существенно выше. Причин тому несколько. В 1996 году, когда я еще возглавлял «Связьинвест», холдинг разработал и начал реализовывать программу роста капитализации, повышения ликвидности и стоимости акций холдинга и его дочерних компаний. Результатом этого стало повышение капитализации дочерних компаний, что позволило им активно и на выгодных условиях привлекать кредиты, размещать облигационные займы, выпускать производные ценные бумаги, использовать иные возможности привлечения инвестиций. Ряд компаний холдинга, например «Уралсвязьинформ» и «Сибирьтелеком», к этому времени вышли на российские и западные фондовые биржи. Кроме того, в апреле 1997 года «Связьинвесту» был передан контрольный пакет акций «Ростелекома».

— Как получилось, что первым генеральным директором «Связьинвеста» стали именно вы?

— Как я узнал позже, до меня пять человек отказались от этой должности. Меня подвело отсутствие соответствующего опыта и, одновременно с этим, подвигло желание поработать с интересными людьми над значимым для отрасли проектом.

— Почему же вы покинули кресло генерального директора «Связьинвеста» уже в марте 1996 года, через полгода после назначения?

— Причин было две. Во-первых, формально не удавшийся тендер 1995 года. Во-вторых, менявшаяся ситуация в «Связьинвесте»: к моменту моего ухода основные организационно-правовые вопросы создания холдинга были решены, программа роста капитализации, повышения ликвидности и стоимости акций холдинга и его дочерних компаний была разработана и успешно реализована. На первый план выходили вопросы инвестиционной политики в отрасли. Поэтому мне на смену пришел Наиль Исмаилов.

— Выполнил ли холдинг свою историческую миссию?

— Задачи, поставленные перед «Связьинвестом» на начальном этапе приватизации, были выполнены в полном объеме. В ходе последующей работы холдингу не удалось, на мой взгляд, в полной мере реализовать изначально заложенный в него потенциал. Некоторые причины этого объективно обусловлены изменением ситуации в стране и отрасли, изменением расстановки сил на рынке услуг связи. Другие причины субъективны. Так, отказ от первоначально принятых программ приватизации и демонополизации в отрасли связи в отсутствие новой внятной доктрины этих процессов приводил к подмене шагов, направленных на продолжение реформ в отрасли, изменениями в структуре холдинга, причем в отдельных случаях слабо подготовленными организационно, технически и экономически.

Например, создание МРК не принесло ничего нового в концептуальном плане, но привело к лишению региональных компаний финансовой самостоятельности, уменьшению их инвестиционной привлекательности, снижению оперативности принятия решений, менее осмысленной кадровой политике и прочим негативным последствиям.

После отказа от операторской деятельности «Связьинвест» превратился в управляющую компанию. Причем его функции ограничились представительством в органах управления региональных компаний, кадровой политикой, опосредованным влиянием на техническую, финансово-экономическую политику дочерних предприятий, стимулированием инвестиционного процесса. Тем не менее даже это в условиях сокращения полномочий Минсвязи по регулированию деятельности отраслевых компаний давало «Связьинвесту» возможность взять на себя соответствующие функции, однако этого не произошло.

«Связьинвест», а затем и МРК все дальше уходили от насущных проблем отрасли и региональных предприятий, все больше напоминая команду «эффективных» менеджеров-временщиков. Я неоднократно встречал в эти годы генеральных директоров МРК с трудовыми контрактами на период от двух месяцев до года. Какую техническую, финансовую, экономическую программу (уже не говорю о технико-технологической политике) можно реализовать за такое короткое время? О какой работе вообще можно говорить в подобных условиях? Мне довелось как-то побеседовать с финансовым директором одной из МРК. Удивило то, что 80 % рабочего времени он проводил в Москве, проживая не в самом дешевом отеле («Золотое кольцо» на Смоленке), а в регионе базирования МРК даже не имел постоянного жилья. Забыл спросить у него, успел ли он за время своего пребывания в этой должности посетить хоть одно предприятие связи.

Я положительно оцениваю шаги, предпринимаемые в настоящее время. Ликвидация «Связьинвеста» и объединение «Ростелекома» с акционерными обществами, ранее входившими в состав холдинга, назрели давно. Время покажет, насколько эффективна реализуемая сегодня модель.

Биография

Липатов Александр Юрьевич родился в 1958 году в Новосибирске. В 1980 году окончил Инженерно-экономический факультет Новосибирского электротехнического института связи. В течение 10 лет преподавал сначала в Ташкентском, а затем в Московском электротехническом институте связи, куда был направлен переводом после защиты кандидатской диссертации в 1988 году. В 1990 году переведен в отдел новых методов хозяйствования Главного экономического управления Минсвязи СССР. После развала Союза в 1992 году был приглашен в Минсвязи РФ на должность заместителя начальника Управления по работе с федеральной собственностью и антимонопольного регулирования. С сентября 1995 года по март 1996 года был генеральным директором ОАО «Связьинвест», а затем до июня 1997 года руководил службой ценных бумаг холдинга. В июле 1997 года переведен в отдел регулирования естественных монополий Департамента собственности и регулирования естественных монополий аппарата правительства РФ. С марта 1998 года покинул госслужбу и работал заместителем руководителя в частных интеграторских компаниях. В настоящее время – советник руководителя производственной компании по системе бюджетирования и управленческого учета.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию