Femida96.ru

Юридическая помощь для всех
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Срок исковой давности владения нежилым помещением

Срок исковой давности по
имущественному спору: варианты отсчета

В имущественных спорах, связанных с недвижимостью, однозначного толкования закона о начале отсчета срока исковой давности не имеется. Как Верховный суд разъясняет данный вопрос? ведь из-за пропуска срока исковой давности на момент обращения с исковым заявлением в суд можно получить отказ суда в иске, если на заявленные требования распространяется исковая давность.

срок исковой давности

Сроки давности судебной защиты нарушенного права (сроки исковой давности) являются важнейшим институтом правового регулирования. Базовыми нормами для всех категорий гражданских дел являются положения гл. 12 ГК РФ, в которую в рамках реформы гражданского законодательства с 2013 года внесены заметные изменения, в частности касающиеся начала течения срока исковой давности, которое теперь связано также и с установлением надлежащего ответчика, и недопустимостью односторонних действий по исполнению требований, по которым истек срок исковой давности.

Но прежде чем, перейти к судебным разъяснениям закона, совсем немного о юридических понятиях по тематике статьи. Первое, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Второе, статьей 200 Гражданского кодекса РФ определено начало течения срока исковой давности: "если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства". О позиции Конституционного суда, признавшим неконституционным требование ГК о применении 10 летнего срока давности можно ознакомиться здесь.

Также Гражданский кодекс РФ определяет ряд требований, для которых исковая давность не существует. Так, на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов, на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения, исковая давность не распространяется.

Формулировка закона "когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права", с которой напрямую связано начало отсчета срока исковой давности, в судебной практике не имеет единого толкования. В имущественных спорах, связанных с наследованием, разделом имущества, — каждая ситуация по своему уникальна. Суды часто связывают момент начала срока исковой давности, например, с моментом регистрации имущественных прав на спорное недвижимое имущество, в регистрационной службе. Однако, это не всегда правильно.

Для более правильного понимания, когда следует начинать отсчет срока исковой давности в имущественных спорах, связанных с недвижимостью, приведем разъяснение Верховного суда РФ. Полностью с данным решением можно ознакомиться здесь.
Верховный суд пояснил, как следует исчислять срок исковой давности для ответчика, который иск не признал и предъявил встречный иск об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей в праве собственности на квартиру участников общей собственности, признании права собственности на 1/2 доли в порядке наследования по закону после смерти отца, прекращении права собственности истца на 1/2 доли квартиры, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) записи о регистрации права истца на указанную квартиру, определении порядка пользования квартирой.
Отказывая в удовлетворении встречного иска ответчика, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти (в 2004 году) отец ответчика о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры не заявлял, на момент смерти собственником данной квартиры являлась мать, ответчик после смерти отца наследственных прав на данную квартиру не оформляла в связи с предполагаемым отказом матери от предоставления документов на квартиру, из чего следует, что о нарушении своих прав ответчик должна была узнать в 2004 году, с указанного времени срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, пропущен.
Оставляя в данной части решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти в 2004 году отец о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры и признании за ним права собственности на 1/2 доли не заявлял, в связи с чем в установленном порядке не приобрел право собственности на такую долю, и поэтому после его смерти она не входит в наследственную массу; требования ответчика о признании за ней права собственности на спорную долю в порядке наследования после смерти отца являются производными от его права собственности на долю в квартире.
Исходя из разъяснений Верховного Суда РФ, при рассмотрении требований ответчика об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей, признании права собственности на долю одним из юридически значимых обстоятельств является определение правового режима указанного имущества на день открытия наследства, то есть установление обстоятельств, позволяющих отнести спорную квартиру к общему имуществу бывших супругов или к личной собственности одного из них.

По делу установлено, что спорная квартира была приобретена в период брака Рузанова А.Г.(отец ответчика) и Рузановой Л.И.(мать — истец) за счет общих средств супругов, в связи с чем является их совместной собственностью.
Вывод суда апелляционной инстанции о том, что отец ответчика — Рузанов А.Г. не приобрел право собственности на долю в спорной квартире, поскольку после расторжения брака о разделе имущества не заявлял, противоречит положениям статей 33, 34 Семейного кодекса РФ, статей 20, 22 Кодекса о браке и семье РСФСР (действовавшего на момент расторжения брака между Рузановыми), статьи 256 Гражданского кодекса РФ. Данными нормами закона режим совместной собственности супругов не поставлен в зависимость от факта обращения одним из супругов после расторжения брака с требованием о разделе совместно нажитого имущества.
Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.
Как разъяснено в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния), а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ).
Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности следует исчислять с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.
Как установлено судом, отец ответчика — Рузанов А.Г. до своей смерти, наступившей 1 апреля 2004 года, проживал в спорном жилом помещении, от своего права на квартиру никогда не отказывался, с требованием о разделе совместно нажитого имущества и выделе доли в праве собственности на спорную квартиру не обращался в связи с отсутствием такой необходимости, поскольку мог беспрепятственно пользоваться квартирой, а бездействие собственника вещи в отношении вопроса определения долей в общем имуществе не свидетельствует по общему правилу о намерении отказаться от права собственности на нее (статья 236 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии со статьей 38 Семейного кодекса РФ, статьей 1150 Гражданского кодекса РФ выделение супружеской доли в совместно нажитом имуществе является правом, а не обязанностью супруга.
Момент возникновения права собственности члена кооператива, выплатившего паевой взнос (пункт 4 статьи 218 Гражданского кодекса РФ), на режим совместной собственности супругов не влияет.
Поскольку право Рузанова А.Г. на совместно нажитое в браке имущество не оспаривалось, его права по владению и пользованию спорной квартирой не нарушались, какие-либо основания для исчисления срока исковой давности по требованиям о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, с момента расторжения брака супругами Рузановыми, у суда отсутствовали.
Регистрация права собственности за одним из супругов также не свидетельствует о нарушении прав другого собственника и не означает, что со дня внесения записи в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.
Таким образом, ответчик (дочь) смогла и через 10 лет отсудить половину квартиры у собственника — матери, когда последняя решила ее выселить из своей квартиры.

Читайте так же:
Временная регистрация без согласия второго собственника

Требования закона об установлении предельного срока исковой давности в 10 лет не могут распространяться и на ряд других правоотношений, о чем указал КС, приняв важное для многих граждан решение, отменяющее для них 10-летний рубеж исковой давности. Подробнее читать здесь.

29 сентября 2015 года было принято постановление Пленума Верховного суда РФ N 43 о некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности. Это постановление содержит ряд разъяснений для единообразного применения судами закона.

О сроке принятия наследства и порядке его восстановления мы разместили отдельные статьи, с которыми можно ознакомиться соответственно здесь и здесь.

ПОМНИМ

Если у Вас остались вопросы, Вы всегда можете обраться к адвокату за консультацией и защитой

Исчисление сроков исковой давности — важный с точки зрения юридических последствий вопрос при осуществлении защиты своих нарушенных прав. Поэтому мы рекомендуем всегда уточнить у адвоката правильность своих выводов.

ВС разъяснил приобретательную давность на построенные без разрешительных документов нежилые здания

3 августа Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС20-22282 по делу № А56-129764/2019 о признании в силу приобретательной давности права собственности на постройки, возведенные до 1995 г., которые были признаны судом самовольными.

В 1992 г. Химико-технологический колледж им. Д.И. Менделеева являлся владельцем и пользователем земельного участка в Санкт-Петербурге, на котором товарищество с ограниченной ответственностью «Арсен» (его правопреемником стало ООО «Арсен») приступило к строительству производственной базы для собственных нужд.

20 ноября 1992 г. колледж попросил начальника проектно-производственной застройки Санкт-Петербурга выдать разрешительные документы на производство проектно-изыскательских работ с целью отвода земельного участка под застройку. 7 января 1993 г. колледж и общество произвели раздел этого участка.

23 февраля 1993 г. Невская районная администрация Санкт-Петербурга попросила начальника проектно-производственной застройки отвести землю для общества под застройку цеха. В течение 1993 г. общество построило на участке несколько зданий, которыми непрерывно владеет с тех пор.

30 ноября 1995 г. Комитет по градостроительству и архитектуре оформил обществу «Арсен» правоустанавливающие документы на краткосрочную аренду до трех лет. Договор был заключен 20 августа 1996 г. и затем перезаключался 20 января 2000 г. и 27 февраля 2015 г. При последнем продлении стороны указали, что договор считается возобновленным на неопределенный срок в связи с продолжением использования земельного участка арендатором и отсутствием возражений арендодателя.

Кроме того, в течение этого времени было установлено, что объекты прочно связаны с землей и в силу ст. 130 ГК относятся к недвижимому имуществу, им присвоены кадастровые номера. То что они находятся в аренде у общества, подтверждается выпиской из ЕГРН. При этом данные о правообладателе зданий в реестре отсутствуют, а права на нежилые здания за каким-либо субъектом не зарегистрированы.

Общество «Арсен», ссылаясь на то, что более 15 лет открыто, непрерывно и добросовестно владеет названными объектами, обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Комитету имущественных отношений Санкт-Петербурга о признании права собственности на объекты недвижимости в силу приобретательной давности.

Читайте так же:
Понятие упрощенного производства в гражданском процессе

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя иск, руководствовались ст. 131, 234 ГК, разъяснениями, изложенными в п. 15 Постановления пленумов ВС и ВАС РФ № 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22), и исходили из того, что общество открыто, непрерывно и добросовестно с 1993 г. владеет спорными объектами.

Однако кассация указала, что Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа 16 мая 2007 г. в деле № А56-39168/2006 признал объекты истца самовольными постройками. Она также приняла во внимание рекомендации, содержащиеся в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном Президиумом ВС 19 марта 2014 г., и отменила решения нижестоящих инстанций, отказав в удовлетворении требований.

Общество обратилось в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС заметил, что в соответствии с Обзором от 19 марта 2014 г. приобретательная давность не может распространяться на самовольно возведенное строение, расположенное на неправомерно занимаемом земельном участке. При этом в отношении законно предоставленного для строительства участка в п. 12 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами ст. 222 ГК, утвержденного Информационным письмом Президиума ВАС от 9 декабря 2010 г. № 143, указано, что право собственности на самовольную постройку, созданную без получения необходимых разрешений, может быть приобретено в силу приобретательной давности лицом, добросовестно, открыто и непрерывно владеющим ею как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет, если сохранение такой постройки не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Верховный Суд указал, что в рассматриваемом случае отнесение объектов к категории самовольных построек является не фактом, а правовой квалификацией этих объектов (оценкой их правового режима) как подпадающих под признаки, установленные ст. 222 ГК, в связи с чем суд округа неправомерно придал преюдициальное значение изложенным в постановлении от 16 мая 2007 г. по делу № А56-39168/2006 выводам.

Констатируя, что строения обладают признаками самовольных построек, судом округа не учтено, что понятие «самовольная постройка» распространяется на здания, строения, сооружения, не являющиеся индивидуальными жилыми домами, в силу ст. 222 ГК, которая применяется с 1 января 1995 г., и к гражданским правоотношениям, возникшим после ее введения в действие. Статья 109 ГК РСФСР 1964 г. предусматривала снос (безвозмездное изъятие) в качестве самовольных построек только жилых домов (дач), построенных гражданами. Таким образом, здания, строения и сооружения нежилого назначения, построенные до 1 января 1995 г., в силу закона не могут быть признаны самовольными постройками (Постановления Президиума ВАС от 24 января 2012 г. № 12048/11 и от 25 сентября 2012 г. № 5698/12).

ВС отметил, что в период строительства спорных объектов обязанность выдавать застройщикам разрешения на строительство была возложена на органы государственного строительного контроля, городские и поселковые исполнительные комитеты (Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 22 мая 1940 г. № 390 «О мерах борьбы с самовольным строительством в городах, рабочих, курортных и дачных поселках»). Порядок, установленный Постановлением Совета Министров СССР от 23 января 1981 г. № 105 «О приемке в эксплуатацию законченных строительством объектов», распространялся на те объекты производственного назначения, которые строились за счет централизованных капитальных вложений, выделенных министерствам и ведомствам. «Поскольку в рассматриваемом случае истец строил объекты хозяйственным способом на собственные средства, обязанности по приемке их в эксплуатацию в названном порядке у него не имелось, а в настоящее время отсутствует возможность воспользоваться ныне действующими правилами ввиду отсутствия разрешительной документации», – указывается в определении.

Верховный Суд заметил, что иск общества направлен на подтверждение возникшего у него права собственности на созданные в 1992–1993 гг. объекты производственного назначения с целью последующей государственной регистрации данного права. Однако с учетом результатов рассмотрения настоящего дела и дела № А56-39168/2006 возможность государственной регистрации права собственности на указанные постройки в административном порядке утрачена. Таким образом, ВС отменил постановление кассации и оставил в силе решения первой и апелляционной инстанций.

В комментарии «АГ» Адвокат КА г. Москвы «Минушкина и партнеры» Анастасия Иванова указала, что определение ВС положительно отразится на правоприменительной практике, поскольку прецедент в первую очередь направлен на обеспечение возможности ввода в гражданский оборот нежилых объектов недвижимости, возведенных лицом за счет собственных средств до 1995 г. в тот момент, когда получение какой-либо разрешительной документации для данного рода строительства было не регламентировано.

«Правоприменительная практика нижестоящих судов по делам о признании права собственности на объекты недвижимости ранее шла по такому пути: несмотря на то, что в силу закона здания, строения и сооружения нежилого назначения, построенные до 1 января 1995 г. (до введения в действия части первой ГК), не могут быть признаны самовольными постройками – суды отказывали в признании права собственности на такие объекты недвижимости ввиду отсутствия соответствующих разрешений, в том числе первичной документации на строительство, а также ввиду отсутствия законодательной регламентации о возможности признания права собственности на указанные нежилые помещения», – указала она.

Между тем, заметила Анастасия Иванова, ВС не только подтвердил позицию, ранее изложенную ВАС, о том, что нежилые помещения, построенные до 1995 г., в силу закона не могут быть признаны самовольными постройками, но и восполнил имеющийся законодательный пробел в части определения возможности признания права собственности на указанные нежилые строения, в том числе в силу приобретательной давности. «Однако стоит иметь в виду, что несмотря на данные ВС разъяснения суды, разрешая аналогичные споры, будут оценивать совокупность условий для приобретения права собственности в силу приобретательной давности (давность, открытость, непрерывность владения), и в случае отсутствия хотя бы одного из условий принятие решения о признании права собственности на возведенные до 1995 г. нежилые здания, строения, сооружения по указанному основанию станет невозможным», – заметила Анастасия Иванова.

Читайте так же:
Как подать жалобу в государственную инспекцию по труду

Как указала старший юрист Land Law Firm Марина Строкань, КС, высказывая мнение о значении и принципах работы института приобретательной давности, отметил, что добросовестность давностного владельца предполагает, что его вступление во владение не было противоправным, было совершено внешне правомерными действиями. (Определение КС от 11 февраля 2021 г. № 186-О; Постановление КС от 26 ноября 2020 г. № 48-П).

По ее мнению, Верховный Суд справедливо указал на формальность позиции кассационной инстанции в части ссылки на судебный акт по делу № А56-39168/2006. Кроме того, в данном деле АС Северо-Западного округа не дал надлежащей правовой оценки факту возникновения объектов до 1 января 1995 г., что исключает возможность признания объектов недвижимости самовольными постройками.

Конституционный суд разъяснил приобретательную давность

Конституционный суд разъяснил приобретательную давность

Виктор Волков, житель подмосковного Краснознаменска, в 1997 году стал членом гаражного кооператива. Тогда он получил участок и расположенный на нем гаражный бокс от Павла Петрова*, который владел ими на праве пожизненного наследуемого владения.

В реальности соглашение между Петровым и Волковым не повлекло правовых последствий – ведь Петров не мог распоряжаться этой землей. Поэтому в 2018 году Волков решил добиться признания права собственности на участок по давности владения – он решил, что такое право ему дает п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса. Согласно условиям нормы, надо открыто, добросовестно и непрерывно владеть недвижимым имуществом как собственным 15 лет.

Но Одинцовский городской суд ему отказал. Суд первой инстанции отметил, что Краснознаменск является административным центром закрытого административно-территориального образования. Земельные участки, расположенные в границах таких образований, ограничены в обороте, а значит, по общему правилу не могут находиться в частной собственности.

Московский областной суд это решение подтвердил. Апелляция отказалась признать Волкова добросовестным владельцем по правилам п. 15 совместного постановления Пленумов ВС и ВАС 2010 года – потому что он «не мог не знать об отсутствии у него оснований возникновения права собственности на спорный земельный участок». А когда Волков подал кассационную жалобу, тот же Мособлсуд добавил: истец вступил во владение имуществом по сделке – договору купли-продажи – а это независимо от срока не позволяет добиться признания права собственности по давности владения.

Волков решил обратиться в Конституционный суд. Он оспорил положения п. 1 ст. 234 ГК как несоответствующие Конституции. Заявитель уверен, что в практике сформировался формальный подход судов к определению добросовестности давностного владельца при неопределенности этого критерия в законе.

Две разных добросовестности

КС разобрался в спорной норме и практике ее применения. Судьи подтвердили: действительно, в ст. 234 ГК не раскрываются критерии добросовестности давностного приобретателя – в отличие, например, от ст. 302 ГК об истребовании имущества из чужого владения. КС находит этому объяснение в том, что 302-я статья направлена на разрешение спора собственника и добросовестного приобретателя. А при применении 234-й добросовестность владельца выступает лишь в качестве одного из условий, необходимых для возвращения вещи в гражданский оборот и преодоления неопределенности относительно того, кто ей владеет. Поэтому КС решил, что критерии добросовестности применительно к двум этим статьям ГК должны быть разными.

КС обратился к практике гражданской коллегии Верховного суда, которая не исключает приобретения права собственности в силу приобретательной давности и тогда, когда давностный владелец должен был знать об отсутствии оснований возникновения права собственности.

Практика ВС свидетельствует, что добросовестность можно признать и в случаях, когда владелец понимает, что у него нет оснований для приобретения права собственности, указал Конституционный суд.

Также КС обратил внимание, что права муниципального образования в этом деле нарушены не были. Власти Краснознаменска изначально не зарегистрировали на себя право собственности, а также уклонились от участия в рассмотрении дела. Фактически город передал гражданам все свои правомочия собственника, а граждане – сперва Петров, а потом и Волков – приняли их и полностью несли расходы на содержание имущества.

В итоге судьи указали, что договор купли-продажи не мешает признать Волкова добросовестным владельцем. «Факт заключения такого договора сам по себе не может быть основанием для признания давностного владения недобросовестным или стать препятствием для приобретения права собственности на земельный участок», – решил КС.

Судьи указали, что новое толкование п. 1 ст. 234 ГК является общеобязательным, и применять эту норму иначе теперь нельзя. Уже состоявшиеся решения по делу Волкова будут пересмотрены.

Эксперты «Право.ru»: определенность в практике

Постановление КС поможет решить вопросы с фактически «брошенным» имуществом, и, вероятно, суды будут чаще удовлетворять иски о признании давностного владения, полагает Ольга Туренко, адвокат АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право × . При этом эксперт уверена: упоминание в документе о земельном участке и гараже – это лишь напоминание о том, в контексте какого дела был поднят вопрос. «Соответственно, разъяснения КС коснутся и вопросов установления добросовестности давностного владения и другого имущества», – считает Туренко.

Значимый вывод постановления в том, что для разрешения вопроса добросовестности владельца земельного участка не имеет определяющего значения презумпция государственной собственности на землю, комментирует Елена Терсинцева, советник Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × . Иначе частные лица в нарушение основных конституционных принципов оказались бы в заведомо невыгодном положении, отмечает эксперт.

Подход Конституционного суда поможет вернуть в гражданский оборот существенную часть недвижимости, чьи собственники не проявляют к ней интереса, а давностные владельцы не могут оформить права, ведь их считают «недобросовестными». Такое мнение высказал Павел Лобачев из Land Law Firm Land Law Firm Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Управление частным капиталом 23 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 47 место По выручке Профайл компании × . Эксперт полагает, что постановление КС — это определенный компромисс: «Возможно, было бы корректнее считать продолжительное бездействие собственника дополнительным критерием приобретения имущества по ст.234 ГК РФ, который позволит даже без добросовестности давностного владельца приобретать имущество по давности владения».

Читайте так же:
Что такое нежилое помещение определение

Эксперты сходятся во мнении, что постановление КС вносит ясность и определенность в вопросы судебной оценки критериев добросовестности давностных приобретателей.

Порядок исчисления исковой давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения в защиту прав ООО

3. Критерии такой осведомленности отражены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»;

4. Вторым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности, является осведомленность Истца о надлежащем Ответчике;

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Правовая позиция подробно:

1. Первым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по иску о виндикации, является осведомленность Истца об утрате владения недвижимым имуществом.

Применительно к статьям 301, 302 Гражданского кодекса РФ срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения и его право на названное недвижимое имущество нарушено (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016).

Я полагаю, что более цивилизованный и приемлемый подход исходит из концепции «книжного владения». В связи с чем, осведомленность о выбытии недвижимого имущества из владения выглядит через призму следующего:

Книжное владение. Такое владение заключается в наличии регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Фактическое господство над недвижимой вещью выражается в возможности прибегнуть к помощи юрисдикционных органов для пресечения посягательств третьих лиц, препятствующих в осуществлении действий по ее использованию и распоряжению ею.

Утрата книжного владения есть наличие регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которой в качестве собственника признается иное лицо.

Однако, сама по себе регистрационная запись не определяет начало исчисления срока исковой давности, поскольку должно быть корреляционное событие в силу которого Истец узнает сведения из реестра (п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010).

2. По иску юридического лица, в случае сокрытия генеральным директором информации о совершенных сделках, ключевое значение имеет осведомленность участников общества об утрате владения.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 43 течение срока исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Я полагаю, что участник общества безусловно является лицом, обладающим правом совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица.

В подтверждение этого я приведу вот такой подход:

«В данном случае участник корпорации, предъявляя соответствующие требования, действует не только в интересах корпорации как ее представитель, но и преследует свой опосредованный (косвенный) интерес (а поэтому, по сути, является косвенным истцом), который обосновывается наличием у компании как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ему ущерба как субъекту гражданско-правовых отношений.

Объект защиты по косвенному иску не может определяться как категоричный выбор либо в пользу защиты субъективного права юридического лица, либо в пользу защиты интересов участников юридического лица.

Интерес юридического лица, который обеспечивается защитой субъективного права, в данном случае производен от интересов его участников, так как интересы общества не просто неразрывно связаны с интересами участников, они предопределяются ими, и, следовательно, удовлетворение интересов компании обеспечивает удовлетворение интереса ее участников.

Поэтому для исчисления срока исковой давности имеет существенное значение момент, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о соответствующем нарушении.

Иной подход ставил бы участников общества, не обладающих возможностью постоянно контролировать органы управления юридическим лицом, в заведомо невыгодное положение, сопряженное с невозможностью реальной защиты своих интересов в ситуации, когда факт совершения сделки скрывается органом управления юридическим лицом, и при этом срок исковой давности продолжает течь».

(Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.08.2016 по делу N 305-ЭС16-3884, А41-8876/20150).

3. Критерии такой осведомленности отражены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Рассматривая указанный вопрос я полагаю возможным обратиться к позиции, отраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее – Пленум № 27), поскольку указанный акт является обобщением судебной практики, с указанием критериев, с помощью которых, по мнению высшего суда, надлежит определять момент осведомленности участников корпорации о тех или иных нарушениях, происходящих в них.

Согласно абз. 3 п. 2 Пленума № 27, в случае если лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, находилось в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих обстоятельствах узнало или должно было узнать лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, иное, чем лицо, совершившее сделку. Лишь при отсутствии такого лица до момента предъявления участником хозяйственного общества или членом совета директоров требования срок давности исчисляется со дня, когда о названных обстоятельствах узнал или должен был узнать участник или член совета директоров, предъявивший такое требование.

Читайте так же:
На что можно потратить материнский капитал

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых исчисление исковой давности возможно от осведомленности хотя бы одного участника:

1) единоличный исполнительный орган, находился в сговоре с другой стороной сделки;

2) отсутствие иного лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа в период между совершением порочных сделок и до момента предъявления участником хозяйственного общества требований.

Поскольку выработанная судебная практика истолковала возможные условия исчисления срока исковой давности по требованиям юридических лиц отталкиваясь от осведомленности участников обществ, далее необходимо определить какие события являются ключевыми и уточняют обстоятельства при которых участник общества должен был узнать о нарушениях.

Согласно п. 3 Пленума Верховного суда РФ «Об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью»,

В тех случаях, когда в соответствии с пунктом 2 настоящего постановления момент начала течения срока исковой давности определяется в зависимости от того, когда о том, что сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, узнал или должен был узнать участник (акционер), предъявивший требование, следует учитывать следующее:

1) когда иск предъявляется совместно несколькими участниками, исковая давность не считается пропущенной, если хотя бы один из таких участников не пропустил срок исковой давности на обращение с соответствующим требованием при условии, что этот участник (участники) имеет необходимое в соответствии с законом для предъявления такого требования количество голосующих акций общества (голосов) (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);

2) если общество публично раскрывало сведения об оспариваемой сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники (акционеры) узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации, когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения;

3) предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, за исключением случаев, когда информация о совершении сделки скрывалась от участников и (или) из представлявшихся участникам при проведении общего собрания материалов нельзя было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса не следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом);

4) если приведенные выше правила не могут быть применены, то считается, что участник (акционер) в любом случае должен был узнать о совершении оспариваемой сделки более года назад (пункт 2 статьи 181 ГК РФ), если он длительное время (два или более года подряд) не участвовал в общих собраниях участников (акционеров) и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых участник общества должен был узнать о совершенных сделках:

1) хотя бы один участник общества с ограниченной ответственностью должен обладать не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества;

2) при получении информации, отражающей состояние общества, в том числе путем участия в собраниях или посредством запросов.

4. Вторым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности, является осведомленность Истца о надлежащем Ответчике.

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 01.09.2013) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — Закон N 100-ФЗ) пунктом 1 статьи 200 ГК РФ определено, что, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

При этом до вступления в силу Закона N 100-ФЗ сложившаяся практика применения положений статьи 200 ГК РФ также исходила из того, что течение срока исковой давности начинается не ранее того момента, когда истец узнал или должен был узнать о надлежащем ответчике (пункт 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения").

С учетом указанных норм права и разъяснений применительно к статьям 301, 302 ГК РФ срок исковой давности по заявлению об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о выбытии недвижимого имущества из его владения и о том, кто является надлежащим ответчиком.

Аналогичный правовой подход изложен в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 05.02.2019 N 308-ЭС15-12864.

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ», исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагает на каждое лицо, участвующее в деле, обязанность доказывания обстоятельств, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, при этом часть 3 статьи 8 названного Кодекса не позволяет арбитражному суду ставить своими действиями какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Таким образом, распределение бремени доказывания, в том числе обеспечивает основополагающий принцип равноправия сторон при ведении судопроизводства в арбитражном суде.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию