Femida96.ru

Юридическая помощь для всех
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уклонение от уплаты налогов судебная практика

Освобождение от уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов в связи с возмещением ущерба: правовые основания и особенности

Сущность освобождения от уголовной ответственности заключается в отказе государства от осуждения и применения мер принуждения в случаях нецелесообразности наступления уголовно-правовых последствий за совершенное преступление. Установив уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов, сборов и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией, законодатель также предусмотрел возможность освобождения от ответственности в связи с возмещением ущерба за невыполнение данной конституционной обязанности (ст. 199 Уголовного кодекса).

Основания освобождения от ответственности

Освобождение от уголовной ответственности за совершение вышеуказанного преступления посредством возмещения ущерба допустимо при наличии определенных условий. В частности, действующая редакция уголовного закона определяет, что лицо впервые совершившее преступление, выразившееся в уклонении от уплаты налогов, сборов и (или) страховых взносов, освобождается от ответственности, если ущерб, причиненный бюджетной системе государства в результате такого преступления,
возмещен в полном объеме (ч. 1 ст. 76.1, примечание 2 к ст. 199 УК РФ).

Отсюда следует, что в качестве основных предпосылок для возникновения права у лица на освобождение от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба за совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, закон называет:

  1. совершение инкриминируемого преступления лицом впервые;
  2. полное возмещение ущерба.

Верховный Суд Российской Федерации неоднократно в своих разъяснениях указывал, что лицо признается впервые совершившим преступление применительно к ч. 1 ст. 76.1 УК РФ, если оно не имеет неснятую или непогашенную судимость за преступление, предусмотренное той же статьей, от ответственности по которой оно освобождается (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности»). То есть лицо может быть освобождено от ответственности и в случае, если ранее оно было осуждено за какое-либо другое преступление, так как совершение иного преступления не препятствует применению приведенного специального основания для освобождения от уголовной ответственности при совершенном впервые преступлении, предусмотренном ст. 199 УК РФ. Данная точка зрения принимается и доктриной уголовного права.

Кроме того, высший судебный орган признает право лица на освобождение от ответственности в связи с возмещением ущерба при совершении им нового преступления, если ранее оно освобождалось от уголовной ответственности по данному основанию за совершение аналогичного преступления, поскольку по мнению правоприменителя, данное лицо будет считаться совершившим преступление впервые («Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г.).

Надлежащим возмещением ущерба относительно рассматриваемого казуса считается уплата в полном объеме недоимки, пеней и штрафов в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом. При этом частичное возмещение ущерба не является основанием для освобождения от уголовной ответственности, но может быть признано обстоятельством, смягчающим наказание (Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 27 октября 2020 г. по делу № 77-1864/2020). Между тем возмещение ущерба допускается не только лицом, обвиняемым в совершении преступления, но и по его просьбе (с его согласия или одобрения) другими лицами, в том числе организацией, уклонение
от уплаты налогов, сборов, страховых взносов с которой вменяется лицу (п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 г. № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления», Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2015 г. № 2731-О).

Читайте так же:
Пфр отказывает в назначении досрочной пенсии

В свою очередь, для определения размера ущерба зачастую требуется назначение и проведение экспертизы. Интересным в связи с этим представляется следующий пример из судебной практики.

Апелляционная инстанция согласилась с решением суда первой инстанции о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом, где одним из оснований для принятия такого решения было отсутствие в деле проведенной экспертизы, направленной на установление размера суммы неуплаченных налогов (Апелляционное постановление Московского городского суда от 2 декабря 2020 г. по делу № 10-188741/2020).

Процессуальные особенности освобождения от ответственности

В уголовно-процессуальном законодательстве закреплено положение, которое предписывает суд, а также следователя с согласия руководителя следственного органа прекращать уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в уклонении от уплаты налогов, сборов и (или) страховых взносов в случае возмещения ущерба (ч. 1 ст. 28.1 Уголовно-процессуального кодекса). Процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности служит постановление следователя или суда о прекращении уголовного преследования (уголовного дела). Обязательным обстоятельством прекращения уголовного преследования по указанному нереабилитирующему основанию является согласие самого обвиняемого (подозреваемого) с таким решением. При наличии же возражений со стороны обвиняемого (подозреваемого) производство по делу должно продолжиться, ввиду того, что у каждого есть право на судебную защиту и реабилитацию со стороны государства.

В соответствии с прежней редакцией ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ для прекращения уголовного преследования следовало возместить ущерб в полном объеме до назначения судебного заседания. Однако не так давно были внесены изменения в рассматриваемую норму и исключены из нее слова «до назначения судебного заседания» (Федеральный закон от 15 октября 2020 г. № 336-ФЗ «О внесении изменения в статью 28.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). Получается, законодатель более не связывает освобождение от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ с определенным временем возмещения ущерба, подразумевая, что такой ущерб может быть возмещен не только до назначения судебного заседания, но и на стадии судебного разбирательства, например до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Если же суд первой инстанции не прекратит уголовное преследование (дело) при имеющихся основаниях, указанных ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ, то существует процессуальная возможность прекращения такого преследования (дела) на стадии апелляционного производства (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

Системный анализ судебной практики и законодательства дает основание считать, что существование института освобождения от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба представляется абсолютно оправданным и логичным, так как с практической точки зрения применение такого правового механизма (при наличии к тому достаточных оснований) позволяет прекращать уголовное преследование при отсутствии целесообразности дальнейшего преследования, не применяя в отношении граждан мер государственного принуждения, что в полной мере отвечает принципам гуманизма и экономии мер уголовной репрессии.

Приговоры судов по ст. 199 УК РФ Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации

Подсудимый Тонков А.В. совершил уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере, а именно:Тонков А.В. в период с 28.05.2013 по 07.04.2016 на основании р.

БЛИАДЗЕ М.М. обвиняется в совершении уклонения от уплаты налогов с организации, то есть уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном в крупном размере, а именно в том что:Он.

Читайте так же:
Пенсия после смерти пенсионера украина

Герасимов С.В., совершил уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере. Преступление совершено при следующих обстоятельствах: Герас.

органом предварительного следствия Болотов Л.П. обвиняется в уклонении от уплаты налогов с организации, то есть уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размер.

Козленков О.Г. совершил уклонение от уплаты налогов с организации, а именно уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.Указанное преступление Козленков О.Г. со.

Общество с ограниченной ответственностью «Частная Охранная организация «Арго»» (далее ООО «ЧОО «Арго»») ИНН 3443919737 дд.мм.гггг зарегистрировано в качестве юридического лица за основным государственным регистрационным номером 1133443002021, и по.

Глушанков А.В. совершил преступление при следующих обстоятельствах. Глушанков А.В., являясь директором и главным бухгалтером состоящего на налоговом учете в ИФНС России по Советскому району г.Воронежа Общества с ограниченной ответственностью «Стро.

Красильников М.В., в период времени с 25.04.2011 по 13.11.2015, являясь на основании единственного решения участника (учредителя) общества №2 от 25.04.2011 ФИО3 Общества с ограниченной ответственностью Строительная компания «БашКапитал-Строй» (дал.

ФИО2 совершил уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в крупном размере, при следующих обстоятельствах.ООО «АлБес» создано на основании решения № от дд.мм.гггг единственного учредит.

Екимов М.В. совершил уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере, а именно:Екимов М.В., являясь с дд.мм.гггг единственным учредителем Общества с огр.

Нургалиев, являясь руководителем общества с ограниченной ответственностью «. » (далее ООО «. », Организация, Общество) в в период с дд.мм.гггг по дд.мм.гггг умышленно уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость в особо крупном ра.

Масалкин А.В., являясь учредителем и руководителем общества с ограниченной ответственностью «» (далее – ООО «», Общество), в период с 01.01.2012 по 20.06.2013 уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в особо крупном размер.

Подсудимый Корякин А.И. органами предварительного следствия обвиняется в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном в особо крупном размере, то есть в совершении преступле.

Органами предварительного следствия Цыбенко А.С. обвиняется в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию (расчет) и такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, а.

Филимонова С.Г. совершила уклонение от уплаты налогов с организации, то есть уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.Преступление совершено Филимоново.

Попов А.А. обвиняется в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах: общество с ограниченной ответственностью «Зернов.

Органом предварительного расследования ФИО1 предъявлено обвинение в том, что он, являясь директором Общества с ограниченной ответственностью «Уссуритехсервис» (далее ООО «Уссуритехсервис»), идентификационный номер налогоплательщика , зарегистриров.

Подсудимый Мелик-Степанян В.Б. допустил уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений в крупном размере. Преступление Мелик-Степанян В.Б. совершил в Красноармейском районе г. Волгограда .

Руднев А.Ф. совершил уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации, то есть уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.Преступление совершено .

Читайте так же:
Отзывы о пенсионной реформе последние новости

Паршков В.Ю. совершил уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.Преступление совершено в при следующих обстоятельствах.дд.мм.гггг в соответствии с Федер.

Без вины виновный, или Незаконность приговоров, вынесенных в отношении генеральных директоров по ст.199 УК РФ

Уверен, тема статьи весьма актуальная для многих и родилась из нашей практики защиты бизнеса.

Рассмотрим один из аспектов, неправомерности привлечения к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов) генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании, а именно случаев, когда первоначально именно компания была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Распространённая ситуация, инспекция ФНС (ифнс) проводит выездную налоговую проверку (ВНП), по результатам которой выносится Решение о привлечении компании к ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 НК РФ. Данная правовая норма предусматривает ответственность за совершение неосторожного налогового правонарушения, выразившегося в неполной уплате сумм налогов, сборов и страховых взносов.

В соответствии со ст.106 НК РФ и ст.110 НК РФ налоговое правонарушение компанией может быть совершено по неосторожности, и в таком случае, умысел в действиях должностных лиц компании (генерального директора, главного бухгалтера и учредителя) отсутствует.

Между тем, налоговое правонарушение, совершенное компанией умышленно, уже предусматривает ответственность п.3 ст.122 НК РФ. Совершенно очевидно, что качество и сложность доказывания умышленного налогового правонарушения гораздо выше. Процесс сбора доказательств умышленного правонарушения трудоёмкий, требует больших затрат времени и ресурсов налоговиков, а требования к качеству проверки ифнс становятся выше.

Решения по ВНП, в дальнейшем, проходят много этапные стадии обжалования. Риск отмены результатов ВНП, при квалификации по п.3 ст.122 НК РФ, представляются гораздо выше.

Учитывая, что юридическую защиту в инфс (дальше в арбитражном суде) достаточно часто осуществляют высококвалифицированные налоговые юристы, налоговый процесс и спор проходит при их активном участии и профессиональном контроле.

Вероятно, именно по всем вышеуказанным причинам ифнс, гораздо проще, вынести Решение и привлечь компанию к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Дальше, информация от ифнс о совершенном компанией налоговом правонарушении для проведения доследственной проверки поступает в Следственный Комитет (СК).

СК при наличии достаточности суммы не уплаченных налогов возбуждает уголовное дело по ст.199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, как правило, в отношении генерального директора (главных бухгалтеров и учредителей).

Итак, следователь СК при наличии крупного размера неуплаченных налогов в сумме превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 миллионов рублей, а особо крупного размера — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 45 миллионов рублей, благополучно возбуждает уголовное дело.

При чём, возбуждение в СК уголовных дел по ст.199 УК РФ происходит независимо от квалификации ифнс налогового правонарушения как неосторожного (п.1 ст.122 НК РФ) или умышленного налогового правонарушения (п.3 ст.122 НК РФ), что является уже недопустимым.

СК не принимает во внимание, что в соответствии с п.4 ст.110 НК РФ форма вины организации определяется формой вины ее руководителя и указанное свидетельствует об обнаружении неосторожной формы вины генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании. Данные обстоятельства, свидетельствуют об отсутствии у генерального директора умысла на уклонение от уплаты налогов.

СК признаёт, что именно результаты ВНП служат основанием для возбуждения уголовного дела, но не учитывает квалификацию ифнс по совершенному налоговому правонарушению.

Умысел генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании, направленный на уклонение от уплаты налогов, СК в основном, не устанавливает, и не получает доказательств совершения им действий, нацеленных на достижение этого преступного результата. Полагаем, такие уголовные дела подлежат прекращению по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

Читайте так же:
Минимальная муниципальная пенсия за выслугу лет

В Постановлении Пленума Верховный суд РФ от 26.11.2019 N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления" прямо указывается, что налоговые преступления всегда совершаются с прямым умыслом, который необходимо доказывать, что следствием, зачастую, не делает. Согласно п.8 вышеназванного Постановления Пленума Верховный суд РФ необходимо обратить внимание судов на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов, возможны только с прямым умыслом.

При решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении (ст.111 НК РФ), а также исходить из предусмотренного п.7 ст.3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Согласно ст.111 НК РФ обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему налоговым органом в пределах его компетенции. Указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа), и (или) выполнение налогоплательщиком мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга.

Диспозиция нормы ст.199 УК РФ носит бланкетный характер и отсылает к нормам отраслевого и специализированного (налогового) законодательства. Поэтому, представляется единственно верным и логичным, при возбуждении уголовного дело по ст.199 УК РФ ориентироваться именно на квалификацию допущенного компанией правонарушения налоговым органом.

В Решении ифнс о привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушение прямо указывается часть статьи 122 НК РФ, что и должно являться основанием для принятия решения об отказа или напротив в возбуждении уголовного дела.

В настоящее время, в СК отсутствует подобная практика принятия решения о возбуждении уголовных дел, что, видимо, является существенным профессиональным допущением и пробелом.

Поэтому уголовные дела по ст.199 УК РФ, возбужденные при подобных обстоятельствах, изначально возбуждаются незаконно и неправомерно.

В указанных случаях, вина подозреваемого, обвиняемого и в дальнейшем подсудимого остаётся не доказанной.

Вот и получается парадокс, что генеральный директор (главный бухгалтер и учредитель) без вины виновный!

Предварительное расследование и судебное следствие зачастую проходит весьма формально с множеством различных нарушений, как материальных, так и процессуальных. О множестве таких нарушений писали наши коллеги, например Алексей Иванович Стенькин (https://zakon.ru/stenkin).

Анализ судебной практики в московском регионе показал, что основная масса уголовных дел по ст.199 УК РФ рассматривается в особом порядке (но это отдельная тема для статьи), что только усугубляет ситуацию с незаконными приговорами и качеством правосудия.

В отличии от налоговых споров по налоговым уголовным делам по ст.199 УК РФ, во-первых, ощутимо и заметно отсутствие активной и агрессивной защиты подозреваемый, обвиняемых и подсудимых. Здесь можем догадываться и предположить, что налогоплательщик, видимо, готов обжаловать и бороться в ифнс и арбитражном суде по суммам вменяемых неоплаченных налогов, сборов, пеней и штрафов, но после уже теряет силы, финансовые и человеческие ресурсы, возможности (желание) защищаться дальше по уголовному делу; во-вторых, отсутствуют качественные и профессиональные проводимые предварительные и судебные расследования; в-третьих, практически полное отсутствие судей в районных судах, специализирующихся на рассмотрение дел по налоговым преступлениям (в отличии, например, от арбитражных судов).

Все вышеперечисленные причины приводят к низкому качеству уголовного расследования и правосудия по налоговым преступлениям, возврату уголовных дел прокурору по ст.237 УПК РФ и отмене приговоров.

Читайте так же:
Нужно ли платить налог с оборудования

Таким образом, очевидна незаконность привлечения генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ, при привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Причина и цель этой статьи добиться с помощью мобилизации сил юридического сообщества отказа СК и прекращения в СК и судах незаконных возбужденных уголовных дел по ст.199 УК РФ, при наличии противоречий в квалификации действий налогоплательщиков между решениями ифнс и уголовными делами.

Судебная практика по делам об уклонении от уплаты налогов

В ряде случаев уголовно-правовая защита бизнеса направлена на смягчение наказания – или освобождение от наказания субъекта противоправных действий в силу акта амнистии. Так вынуждены поступать представители защиты, когда объективная сторона преступления, а также направленность умысла обвиняемого исключают иные способы правовой помощи.

Фактический материал, собранный следственными органами, однозначно свидетельствовал о виновности обвиняемого, что лишило адвоката «свободы маневра». Тем не менее, даже в столь неблагоприятных обстоятельствах, защитнику удалось добиться максимальной выгоды для клиента.

Ознакомимся с материалами судебного заседания (дело было рассмотрено в особом порядке).

Подсудимый «О» был обвинен в сокрытии денежных средств организации, за счет которых предполагалось взыскание налогов и сборов (в крупном размере) – по статье 199.2 УК РФ.

Судом было установлено, что «О», будучи директором Общества с ограниченной ответственностью, состоящего на учете в ИФНС, в силу требований статьи 57 Конституции РФ, статей 3, 19, 23, 45 Налогового кодекса принял на себя обязанность самостоятельной уплаты налогов.

В нарушение требований перечисленных нормативных актов «О» не выполнил обязательства по уплате налоговых сборов. В суд были представлены копии требований об уплате налогов на общую сумму около 2 млн. рублей. Заявленные требования содержали указание на наличие недоимки и предложения добровольного исполнения обязательства.

Наличие требований, факт получения которых не оспаривался «О», свидетельствовали о том, что последний был достоверно осведомлен о задолженности, однако, должным образом не отреагировал, недоимка погашена не была.

Налоговым органом были приняты меры по принудительному взысканию задолженности – для этого были вынесены решения о временном приостановлении операций со счетами ООО.

Кроме того, в порядке статьи 46 Налогового кодекса, в банках, где были аккумулированы средства ООО, возглавляемого «О», были выставлены инкассовые поручения на общую сумму, идентичную размерам недоимок.

«О», располагая достоверной информацией о наличии задолженности, а также о том, что все средства, поступившие на банковские счета ООО, будут направлены на погашение недоимок, искусственно создал ситуацию, при которой на расчетные счета средства не поступали.

Для этого расчеты с контрагентами производились через зависимые предприятия, долговые обязательства с которыми покрывались взаимозачетами.

Таким образом, предпринимательская деятельность ООО, руководимого «О», действуя умышленно, в рамках своего преступного умысла, нанес ущерб экономическим интересам государства.

С предъявленным обвинением «О» согласился. Квалификация его действий на стадии предварительного следствия судом была признана правильной.

Защитником был заявлен ряд ходатайств о смягчении наказания ввиду полного раскаяния подсудимого, из-за наличия положительных характеристик, представленных суду, отсутствия отягчающих обстоятельств.

Кроме того, адвокат представил суду ходатайство о неприменении в отношении подсудимого наказания, связанного с лишением свободы – во исполнение принципа справедливости и соразмерности наказания тяжести содеянного.

Судом были приняты во внимание доводы защиты, в связи с чем резолютивная часть приговора содержала признание подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 199.2 УК РФ. Суд определил наказание – в виде штрафа.

Однако, на основании п.9 Постановления Государственной Думы от 24.04.2015 г. «Об амнистии», «О» от наказания был полностью освобожден.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию